Традиционные права личности

Содержание статьи:

Традиционные, индустриальные и постиндустриальные культуры

  • Культурология как наука
  • Подходы и методы культурологии
  • Структура культурологии

Современные типологии культур

Традиционные, индустриальные и постиндустриальные культуры — одна из широко распространенных современных типологий культуры.

Традиционная культура

К традиционным культурам относят культуру первобытного общества, тех архаических народов, которые и сегодня остаются на невысоком уровне развития, а также все культуры древности и Средневековья. Такие культуры ориентированы на сохранение традиций как основных регуляторов общественной жизни, что изначально исключает любые нововведения. По этой причине происходит консервация социокультурных и экономических структур и отношений в обществе, что порождает представление об ограниченности доступных жизненных благ. В результате возникает такая характерная черта традиционных культур, как эгалитаризм — представление о том, что каждый член сообщества должен получить необходимую для жизни часть средств существования независимо отличного трудового вклада. Поэтому господствующие классы вынуждены ограничивать свои запросы, отдавать часть принадлежащей им продукции в пользу низших классов и неимущих слоев общества. В результате в традиционных культурах отсутствует мотивация для увеличения производства, так как все излишки все равно будут розданы в виде милостыни либо просто уничтожены в войнах и набегах.

Для традиционных культур характерны замкнутость и изоляция от других культур, которые в силу своей чуждости воспринимаются как враждебные, а отношения между людьми внутри традиционной культуры строятся на основе принципов солидаризма — благородства, местности, справедливости, уважения к членам своей общины. Это особенно заметно у народов, находящихся на невысокой ступени развития. Очень часто их этноним (самоназвание) означает «настоящие люди». К чужим, «ненастоящим» людям — представителям других этнических групп и общностей — принципы солидаризма не применяются, превращаясь во взаимное недоверие, ненависть, вероломство. Так, многие австралийские или африканские племена, безукоризненно честные в отношениях друг с другом, не считают зазорным обмануть представителей других племен или белого человека или что-то у них украсть при случае.

В традиционных культурах интересы индивида подчиняются интересам общества, что порождает высокий уровень коллективизма и низкую степень развития личностного начала. Поэтому важнейшим моральным регулятором поведения представителей традиционных культур является чувство стыда, а не вины. Дело в том, что чувство вины выражает озабоченность индивида своей внутренней правотой, а стыд — озабоченность тем, как будут оценены поступки человека другими людьми — членами его общины. Это рождает специфическое отношение традиционных обществ к груду и богатству. Здесь ценность имеет конкретный труд, связанный с профессиональным мастерством и рассматриваемый как источник приобретения и потребления материальных благ. Труд ради накопления и сбережения осуждается традиционным сознанием. Все излишние накопления должны быть прямо или косвенно перераспределены между всеми членами коллектива — пиры, подарки, помощь в экстремальных случаях, религиозные пожертвования и т.д. Поэтому праздники, ритуалы, совместное обсуждение дел, служащие для поддержания нормальных межличностных отношений, «съедают» значительную часть накапливаемого богатства. Отсюда немотивированные с нашей точки зрения поступки, когда небогатая семья влезает в большие долги, которые ей придется выплачивать десятки лет, для того чтобы сыграть свадьбу своего сына или дочери.

Важнейшей характеристикой и единицей ценности человека в традиционной культуре выступают ранговые, кастовые, сословные разделения, иерархия которых четко фиксируется в сознании каждого представителя данной культуры. Такие взаимоотношения порождают повиновение, преклонение, раболепие по отношению к вышестоящим и грубость и презрение к нижестоящим. Трудолюбие и богатство человека мало определяют его положение в обществе. Кастовая, религиозная принадлежность, размеры семьи, определяющие место человека, — это такие факторы, над которыми человек не властен. Результатом является фатализм традиционных культур.

Индустриальная культура

Индустриальная культура обладает специфическими характеристиками в сфере экономики, политики, социальной и духовной жизни, которые практически по всем параметрам противостоят традиционной культуре. Становление модернизированной (индустриальной) культуры началось в XVI в. в Западной Европе и достигло своего апогея в середине XX в., являясь характеристикой современного состояния европейской культуры и фундаментом мировой цивилизации.

Индустриальное общество создаст массовое производство, в котором машинное производство заменяет ручной труд. Вещи перестают быть уникальным изделием мастера, а производятся сериями и должны отвечать определенным стандартам. Машинное производство требует использования новых источников энергии, заменяющих употребляющуюся в традиционных обществах мускульную энергию человека и животных, а также энергию ветра и воды. Начинается использование парового двигателя, ставшего гигантским скачком в энергетике и проложившего дорогу появившимся позднее двигателям внутреннего сгорания, электроэнергии и далее — вплоть до энергии атома, которая используется с середины XX в.

Основанная на капиталистическом способе производства и использовании сложной техники модернизированная культура вынуждена порвать с традициями, поскольку она не может нормально существовать и развиваться без постоянного обновления. Можно сказать, что важнейшая особенность модернизированной культуры — отказ от традиций и ориентация на новации.

Принципиально меняется человеческое мышление: уменьшается роль антропоморфных образов, человек перестает считать себя частью природы, начиная противопоставлять себя окружающему миру. Как мышление, так и язык приобретают все более абстрактный характер, усложняя мир сознания человека, тем самым отодвигая от него реальный мир. Этому способствует развивающаяся наука, рассматривающая природу, общество и человека как объекты для своего изучения. Не случайно в мировоззрении Нового времени господствовала картина мира-механизма, законы которого можно изучать и использовать на благо человека и общества. В индустриальном обществе и культуре широко распространена вера в прогресс, особенно научный.

Новые общественные условия определяют формирование специфических культурных ценностей. Это ориентация на достижение успеха, соперничество капиталов, статусов и т.д., что в итоге порождает еще одну характерную черту — ориентацию на индивидуализм, включающую признание прав личности, ее свободы и независимости от общества и государства.

Главным итогом развития модернизированной культуры становится формирование демократического общества, гарантирующего гражданские, политические и имущественные права человека, что закреплено в соответствующих политических и юридических документах.

Индустриальному обществу присущи и глубокие противоречия. Серьезнейшей проблемой становится отчуждение человека от средств и продуктов производства, что лишает труд былой привлекательности. Своего апогея этот процесс достигает в конвейерном производстве, где рабочий вынужден выполнять одну и туже операцию весь рабочий день. Из сферы производства отношения отчуждения распространяются на социальные нормы и межличностные отношения, ярко выражаются в господстве бюрократического государственного аппарата над гражданами. Чувство беспомощности и зависимости, возникающее при этом у человека, становится причиной аномии и отклоняющегося поведения. Эти и многие другие проблемы индустриального общества и культуры стали предметом анализа и критики философов и культурологов.

Постиндустриальная культура

Постиндустриальная культура — итог дальнейшей эволюции индустриального общества. В ряде наиболее развитых стран этот переход начался в последней трети XX в., поэтому отдельные черты нового типа культуры уже существуют.

Понятие о постиндустриальном обществе стало распространяться в США в конце 1950-х гг. в связи с появившимися новыми тенденциями. Сначала новый тип культуры рассматривали как следующий шаг в развитии капитализма, связанный с научно-технической революцией, благодаря которой растет производительность труда, сокращается рабочее время, становится выше благосостояние человека. Но в конце 1960-х-начале 1970-х гг. крупнейшие западные мыслители Д. Белл, Р. Арон, 3. Бжезинский, Э. Тоффлер стали рассматривать постиндустриальное общество как качественно новую ступень в развитии человечества, отмеченную преобразованиями не только в технической сфере, но и во всех остальных сферах культуры. При этом наряду с улучшением жизни человека появляются глобальные проблемы, решить которые невозможно без изменения норм морали и базовых ценностей мировой цивилизации.

Во второй половине XX в. эти изменения произошли, что позволяет выделить основные черты постиндустриальной культуры. Во-первых, происходит смена приоритетов, потребности материального производства начинают уходить, освобождая место человеку и его потребностям. Во-вторых, появляется новый вид собственности — интеллектуальная, расходы перераспределяются в пользу науки, образования, социального обеспечения и здравоохранения. В-третьих, увеличивается средний класс, доля которого в развитых странах превышает 50 % населении; в связи с этим размываются прежние классовые структуры, а более значимыми становятся образовательные, профессиональные, этнические, конфессиональные и иные идентичности. В-четвертых, новая культура основывается на принципах плюрализма, который проявляется во всех сферах — политике, религиозной жизни, искусстве, моде. В связи с этим уходит в прошлое крупное серийное производство, вместо него распространяется производство мелкими сериями, причем количество продукции становится не так важно, как ее качество. Плюрализм также проявляется в падении роли прежних культурных столиц и центров и возрастании роли провинции.

Постиндустриальное общество является «экранным» обществом. основывается на новейших компьютерных технологиях, средствах массовой информации и коммуникации. Благодаря этому становится доступным огромный объем информации, активно формируется мировая культура, развиваются процессы глобализации. Но в то же время возрастает возможность манипуляции общественным сознанием государственными бюрократическими структурами, а также организациями и людьми, обладающими доступом к информационным потокам. Кроме того, «экран» все больше заменяет книгу, формируя новый тип человека.

Постиндустриальная культура продолжает динамично изменяться, но этот тип культуры охватывает лишь несколько развитых стран, а остальные страны остаются за бортом этих изменений.

Права человека в традиционной правовой системе российских крестьян Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Шатковская Татьяна Владимировна

Статья посвящена одному из актуальных вопросов юридической науки проблеме реализации прав человека . Проанализировав методологическую основу антропологического подхода к праву, автор отмечает, что формы осуществления прав человека зависят от особенностей понимания и правового обеспечения данного института. Ментально-правовая характеристика прав человека осуществляется им на примере традиционной правовой системы российских крестьян.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Шатковская Татьяна Владимировна,

HUMAN RIGHTS IN THE TRADITIONAL LEGAL SYSTEM OF RUSSIAN PEASANTS

The article is devoted to one of the urgent problems of legal science the problem of realization of human rights . The author proceeds from the fact that the forms of the human rights first and foremost dependent on the characteristics of understanding and legal support of this institution. The study was conducted on the methodological basis for an anthropological approach to the right. Mentally-legal characteristic of human rights carried out by the example of the traditional legal system of Russian peasants.

Текст научной работы на тему «Права человека в традиционной правовой системе российских крестьян»

УДК 343 ББК 67.3

Шатковская Татьяна Владимировна Shatkovskaya Tatiana Vladimirovna

профессор кафедры теории и истории права и государства Южно-Российского института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации доктор юридических наук, доцент.

Professor, Department of Theory and History of Law and State, South-Russian Institute of Management Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, Doctor of Law, Associate Professor. E-mail: [email protected]

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В ТРАДИЦИОННОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ

Human rights in the traditional legal system of russian peasants

Статья посвящена одному из актуальных вопросов юридической науки — проблеме реализации прав человека. Проанализировав методологическую основу антропологического подхода к праву, автор отмечает, что формы осуществления прав человека зависят от особенностей понимания и правового обеспечения данного института. Ментально-правовая характеристика прав человека осуществляется им на примере традиционной правовой системы российских крестьян.

Ключевые слова: права человека, традиционная правовая система, обычное право, правопони-мание, субъект права.

Современные подходы к пониманию прав человека зародились в условиях западной цивилизации и обусловлены историческими особенностями ее формирования. Популяризация идеологии Просвещения и Возрождения привела к доминированию индивидуалистических правовых концепций, отправной точкой которых является автономный индивид. В связи с этим право стали трактовать как естественные права и свободы человека, распространяющиеся на сферы частной и публичной жизни, а идеалом государства признавалась такая организация политической системы общества, в которой эти права являлись неотделимыми от человека и общепринятыми.

В правовом государстве право представляет собой совокупность порядка, прав и свобод индивида. Подобные суждения о праве привели к деэтатизации конституционного права: во главу всего правопорядка поставлен человек, затем институты гражданского общества и

The article is devoted to one of the urgent problems of legal science — the problem of realization of human rights. The author proceeds from the fact that the forms of the human rights first and foremost dependent on the characteristics of understanding and legal support of this institution. The study was conducted on the methodological basis for an anthropological approach to the right. Mentally-legal characteristic of human rights carried out by the example of the traditional legal system of Russian peasants.

Keywords: human rights, the traditional legal system, customary law, legal thinking, legal entity.

только потом государство. Однако такое идиллическое соотношение интересов личности, общества и государства в большинстве стран остается желаемым, а не действительным, возможностью, но не фактом. Так, например, в восприятии людей восточной цивилизации индивид не хозяин жизни, а часть целого, обладающего не правами, а разнообразными нравственными обязанностями.

То обстоятельство, что права и свободы человека, закрепленные в международных договорах и конституциях большинства государств, стали критерием истинности права для национальных систем позитивного права, свидетельствует лишь о том, что международное сообщество выработало систему эмпирических индикаторов, позволяющих определять правовое качество национального законодательства с помощью норм конвенционально установленного или фактически сложившегося естественного права, а не теоретического критерия, на основе которого

можно было бы оценить в том числе нормы естественного права.

Формирование научного знания представляет собой сложный социально-исторический процесс. Рассматривая сущность института прав человека, современники в большинстве случаев игнорируют различие форм его реализации. Однако следует учитывать, что выводить определение понятия «права человека» через его существенные признаки, сформулированные как характерные особенности одной из форм проявления данного института, ненаучно.

Институционально-правовой аспект доктрины прав человека исследован в последние десятилетия достаточно основательно. Однако даже в работах, нацеленных на изучение воззрений общества и его различных групп на права и свободы личности, анализ данной проблемы ограничивается рассмотрением представлений элитарной части российского общества. В настоящее время мы наблюдаем смещение акцентов исследований с материальных аспектов, связанных с анализом содержания прав человека, их юридической природы, конституционного статуса личности, на процессуальные, в значительной мере охватывающие проблемы реализации прав и свобод, механизмы защиты, государственные и негосударственные, внутригосударственные (на уровне Российской Федерации) и международный [4, с. 3]. Такой способ исследования материальной и процессуальной сторон института прав и свобод человека в России не позволяет определить причины неудачи стратегии модернизации Российского государства без революции в начале XX века и современные проблемы построения правового государства, а также степень зрелости и цивилизованности общества [4, с. 3-18]. Но главное, что в этих работах отсутствует реальное представление о правовом сознании россиян во всем его многообразии, доходящем до полярных точек зрения о личности, ее правах, свободах и обязанностях перед социумом и государством. С одной стороны, наследием эпохи имперской России стали многочисленные документы, мемуары и иные свидетельства стремления просвещенной части дворянской и разночинной интеллигенции к либеральной парадигме правового государства, а с другой — безликое крестьянское боль-

шинство, имеющее иные представления о правовых возможностях человеческой личности. В этот период понимание личности расплывчато, границы собственного статуса человек определял только путем противопоставления с чужаками. Крестьянин воспринимал себя не как «атомарную» личность, а только как часть коллектива; представления человека о самом себе складывались на основе общественного мнения.

На наш взгляд, важно изучить институт прав человека путем установления связи между выбранным объектом и явлениями действительности. Особенно это актуально в процессе определения сущности мысленного объекта, или модели, поскольку полное отождествление мысленного и реального приводит к утрате логических связей. Определение понятия должно включать его развитие и изменение, в ходе которых оно раскрывает глубинное содержание проблемы, в нем заключенной.

В этой связи необходимо подробно рассмотреть механизмы правовой «аккультурации» и внедрения современных представлений о правах человека в традиционные правовые системы. Права человека не зависят от усмотрения властных субъектов. Они, как и право вообще, возникают и развиваются по мере исторического прогресса свободы, а законодатели лишь фиксируют это. Как справедливо утверждал В. С. Нерсесянц, «правовые законы и другие юридические официальные акты защищают и конкретизируют права человека. Но это не значит, что права человека порождаются волей или мудростью законодателей» [5, с. 21].

В традиционном российском обществе реальный человек всегда был членом общественного целого. Воля человека определяется его происхождением и всеми видами воздействия, которым подвергался он сам и его предки. Индивиды реализуют свой интерес, побуждающий их приспосабливаться к требованиям общества, уважать права окружающих и заменять вражду и конфликты мирным сотрудничеством. Объяснением тому служит ориентированность системы на поддержание целостности социума, а не автономной воли индивида. Общая воля, выработанная в процессе многовековой коммуникации, исключала приоритет индивидуальных оценок, мнений, позиций, нивелировала противоречия субъективных потребностей и способствовала взаимо-

действию отдельных участников правовых отношений.

Таким образом, коллективная природа традиционного общества предопределяла место человека, включенного в социум, в правовой реальности. Он не был последним, а являлся необходимым звеном в цепи правосубъектных связей. В результате этого у индивидов появлялось внутреннее убеждение в необходимости следования коллективному пониманию права, которое в обычно-правовых системах обусловлено правовыми традициями и обычаями [3, с. 38]. В основе реализации института прав человека лежит принцип «смотря по человеку», выражающийся в том, что объективные нормы должны применяться к конкретному лицу с учетом его репутации, правовой роли, возраста.

В целом обычное право немыслимо без человека, поскольку оно не только создается в процессе коммуникативного взаимодействия людей, но и существует, транслируется, развивается, функционирует в мыслях и действиях членов социума. Действие правовых обычаев происходит в рамках юридической деятельности членов традиционного социума, и каждый случай их применения зависит от конкретных материальных условий, моделирующих их прежнее содержание.

Определяя особенности прав человека в традиционном обществе, мы исходим из того, что субъект обычно-правовых отношений одновременно является и творцом правовых норм, носителем традиционной культуры, участником всех юридических процессов и объектом воздействия нормативно-правовой систе мы, спос обной ограничивать сферу его правовой активности, оказывать дисциплинирующее воздействие на личность. Индивид объективируется в отношениях общности, тогда как последняя субъективирует себя в своих членах. Общая воля, выработанная в процессе многовековой обычно-правовой коммуникации, исключала доминирование индивидуальных интересов, установок, решений и способствовала сосуществованию субъективных потребностей и взаимодействию правовых индивидуальностей. Таким образом, субъектом обычного права следует считать не индивида, а человека как составную часть коллектива, а также коллективы в целом.

Репутация лица во многом определяет и его правовое положение. Только лицо, пользующееся в коллективе славой «доброго человека», могло рассчитывать на получение займа или разрешения общины на заключение мировой сделки, на участие в судебном процессе, на снисхождение в судебных разбирательствах и так далее. Скверность характера, например, могла послужить основанием для развода. Если в общине было совершено преступление, то «дурного человека» проверяли в первую очередь. «Нехорошее поведение» становилось основанием для наказания в крестьянском суде. К примеру, волостной суд мог вынести обвинительный приговор только потому, что «в подобном поступке (утайке денег) ответчик и прежде был замечен» [8, т. 1, с. 371, 414].

Статус члена общины являлся гарантией для получения лицом определенных прав, но реальное наделение общинника правами не определялось принципом абсолютного равенства. Правовой паритет в виде формального уравнивания независимых друг от друга субъектов по общему для всех масштабу, единой норме, равной мере, абстрагированной от фактических различий, способствовал индивидуализации и правовой обособленности членов общества. Такой способ наделения и реализации прав являлся потенциальной угрозой существования традиционного социума, так как приводил к разрушению сложившихся коммуникативных, социально-экономических и правовых отношений членов социума. Высказывание В. Н. Синюкова о том, что подлинный юридизм достигается не формальным равенством, не всемирно понятой справедливостью либо возведением правила в степень закона и конституции, а ментально-процессуальной соразмерностью, в полной мере относится к регулированию прав человека в традиционном обществе [7, с. 140].

Права субъектов обычного права неразрывно связаны с их обязанностями. К примеру, право владения и пользования земельным наделом порождало обязанность выплачивать тягло (государственные и мирские налоги и повинности). Право участия в формировании и деятельности органов крестьянского самоуправления одновременно считалось и обязанностью домохозяев.

Добровольный отказ общинников от своих прав для удовлетворения общего интереса

делал легитимной и укоренял практику нарушения прав отдельной личности в обществе, а также поощрял пассивное отношение индивида к противозаконным действиям в отношении него.

Право на самозащиту своих интересов и имущества гарантировалось в традиционном крестьянском коллективе. Оно состояло в том, что каждый общинник, пострадавший в результате противоправных действий другого члена коллектива или чужака, мог самостоятельно восстановить справедливость в пределах допускаемого общиной баланса разрешений и ограничений крестьянской самодеятельности. Сущность данного права заключена в пословице: «Своя рука — владыка». Однако отождествлять крестьянский самосуд и самоуправство не следует. Личный самосуд допускался в определенных ситуациях, например, если потерпевший или свидетели заставали преступника на месте совершения преступления [7, с. 35-36]. Путем осуществления крестьянином права на самозащиту в традиционном обществе решалось сразу несколько задач: предотвращение развития конфликта и недопущение вовлечения в него других общинников; уменьшение ущерба, причиненного пострадавшему; защита имущества членов общины; возмездие путем предоставления возможности преступнику искупить вину и разделить грех от правонарушения между преступником и пострадавшим; восстановление справедливости.

Право трудиться на земле возникало у крестьянина после рождения и закреплялось традиционными правовыми обычаями. В соответствии с крестьянскими правовыми представлениями только обработанный участок земли считался собственностью. Ее стоимость складывалась из затрат на освоение и обработку земельного надела, а также вложенного в него земледельческого труда. Если крестьянин прекращал обрабатывать землю, то он утрачивал право распоряжаться ею.

В законодательстве Российского государства периода империи были закреплены различные права и обязанности в сфере производственной деятельности всех сословий, однако только крестьянам предоставлялось исключительное право на обработку земли. Такой подход государства к правонаделению крестьян сохранился вплоть до начала ХХ века.

В правительственных установлениях неоднократно отмечалось, что безземельный крестьянин — плохой плательщик налогов [9, с. 8893]. Поэтому правительство препятствовало индивидуалистическим устремлениям отдельных личностей и укрепляло традиционные подходы к праву наделения крестьян землей.

Одним из главных правомочий члена традиционного социума было получение равных возможностей при распределении объектов общинной собственности, прежде всего земли. Раздел земли обеспечивал реализацию права крестьян на равное пользование участками как хорошего, так и плохого качества, гарантировал не только их завтрашний день, но и будущее детей. Крестьяне всегда серьезно относились к переделам земли и проводили их с щепетильной точностью, являвшейся непременным условием спокойного и правильного течения общинной жизни.

На современном этапе можно констатировать факт подчинения юридического порядка отдельного государства, в том числе и Российской Федерации, праву наднационального уровня, опирающемуся на незыблемость общечеловеческих прав: личную неприкосновенность человека и его жилища, презумпцию невиновности, наступление ответственности только за виновное деяние, соразмерность преступления и наказания и т. п. Все вышеуказанные и многие другие права имеют аналоги в обычном праве и закреплены в пословицах. К примеру, «Не пойман — не вор», «Незнанием закона не отговаривайся», «Закон назад не пишется», «Первая вина не виновата», «С одного вола двух шкур не дерут, с одного тягла по две доли не берут» и другие. Согласимся с Г. Мальцевым в том, что эти права «определяются и исторически утверждаются на перепутьях, перекрестках развития множества человеческих культур. Они — общечеловеческое достояние, уходящее своими корнями в седую древность» [2, с. 35].

Таким образом, конструкция прав человека в традиционной правовой системе включала образцы правового поведения. Последние служили для субъектов права ориентирами в процессе правовой коммуникации и социализации. Правовые ценности не являются универсальными и всегда отражают особенности бытия того или иного этноса, что не исключает наличия общецивилизационных ценностей,

но только для родственных социальных групп. Так, для русского национального сознания характерно приобщение к христианским общечеловеческим ценностям. Поэтому в числе основных прав человека здесь выступает признание равного права каждого субъекта на правду и осуждение категорического неприятия чужой точки зрения.

Права человека в традиционной правовой системе не следует рассматривать как некий автономный институт. Как и в других типах

1. Дорская А. А. Правовые реформы в России: типология, логика развития, критерии результативности. СПб., 2014.

2. Мальцев Г. В. Очерк теории обычая и обычного права // Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. Ростов н/Д, 1999.

3. Небратенко Г. Г. Обычно-правовая система традиционного общества: дис. . д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, 2011.

4. Небратенко О. О. Механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: монография. Ростов н/Д, 2015.

5. Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1998.

6. Синюков В. Н. О правовом развитии России в XXI столетии // Государство и право на рубеже веков. Проблемы теории и истории. М., 2001.

7. Тенишев В. В. Правосудие в русском крестьянском быту. Брянск, 1907.

8. Труды комиссии по преобразованию волостных судов (словесные опросы крестьян, письменные отзывы различных мест и лиц и решения волостных судов, съездов мировых посредников и губернских по делам присутствий): в 9-ти т. СПб., 1873-1874.

9. Шатковская Т. В. Понятие «субъект» в обычном праве российских крестьян второй половины XIX — начала XX века // Юристъ-Правоведъ. 2009. № 4.

10. Небратенко Г. Г. Обычно-правовая система традиционного общества: монография. Ростов н/Д, 2011.

правовых систем, он вплетен в канву межструктурных связей и отношений. Причем в данной системе речь идет не о возможном праве, основанном на абстракции прошлой правовой реальности, а о стандартах правового поведения, зафиксированных в коллективной памяти. Эти стандарты и стереотипы представляют собой древнейшие формы институцио-нализации людьми своих представлений о справедливости и выполняют функции эталона правового поведения.

1. Dorskaya A. A. Legal reform in Russia: the typology, the logic of development, performance criteria. St. Petersburg, 2014.

2. Maltsev G. V. Essay on the theory of custom and customary law // Customary law in Russia: problems of the theory, history and practice. Rostov-on-Don, 1999.

3. Nebramenko G. G. A customary system of traditional society: dis. . doctor of law. Rostov-on-Don, 2011.

4. Nebratenko O. O. The mechanisms of protection of the rights and freedoms of man and citizen in the Russian Federation: monograph. Rostov-on-Don, 2015.

5. Nersesyants V. S. Philosophy of law. Moscow, 1998.

6. Sinyukov V. N. On the legal development of Russia in XXI century // State and law at the turn of the century. Problems of the theory and history. Moscow, 2001.

7. Tenishev V. V. Justice in the Russian peasant life. Bryansk, 1907.

8. Proceedings of the Commission for the transformation of township courts (verbal polls peasants, writing reviews of various places and people solutions and township courts, congress and provincial conciliators Affairs presences): in 9 vols. St. Petersburg, 1873-1874.

9. Shatkovskaya T. V. The term «subject» in the normal rights of Russian peasants of the second half of XIX — early XX century // Jurist-Pra-voved. 2009. № 4.

10. Nebramenko G. G. A customary system of traditional society: monograph. Moscow, 2011.

Достоинство личности как традиционная ценность международного и внутригосударственного права Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Казановская Юлия Александровна

В статье рассматривается достоинство личности юридическая категория, понимаемая как традиционная ценность права и его неотъемлемая составляющая.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Казановская Юлия Александровна,

Dignity of the personality as traditional values of the international and internal law

The article deals with the dignity of the individual a legal category, understood as the value of traditional law and its integral part.

Текст научной работы на тему «Достоинство личности как традиционная ценность международного и внутригосударственного права»

Ю. А. Казановская

Достоинство личности как традиционная ценность международного и внутригосударственного права

В статье рассматривается достоинство личности — юридическая категория, понимаемая как традиционная ценность права и его неотъемлемая составляющая.

The article deals with the dignity of the individual — a legal category, understood as the value of traditional law and its integral part.

Ключевые слова: традиционные ценности человечества, достоинство личности, свобода, принцип уважения достоинства.

Key words: traditional human values, personal dignity, liberty, principle of dignity consideration.

Права человека имеют в своей основе не только определенные ценности, но и представляют ценность сами по себе.

В настоящее время проблема ценностей приобретает все большее значение. Это объясняется тем, что процесс обновления всех сфер общественной жизни вызвал немало новых как положительных, так и отрицательных явлений. Несмотря на достаточно частое использование понятия «традиционные ценности человечества» в текстах международных актов, в международном праве не сложилось его согласованного определения.

В «Предварительном исследовании по вопросу о поощрении прав человека и основных свобод путем более глубокого понимания традиционных ценностей человечества»1 Владимир Карташкин, назначенный докладчиком редакционной группы Консультативного комитета Совета по правам человека ООН, предложил к традиционным ценностям человечества отнести общепризнанные и общепринятые всеми цивилизациями исторически устойчивые позитивные нематериальные категории, характеризующие общественные отношения на определенных этапах развития общества. Исчерпывающего перечня традиционных ценностей человечества не

© Казановская Ю. А., 2013

1 URL:http://www2.ohchr.org/english/bodies/hrcouncil/advisorycommittee/docs/session8/ A-HRC-AC-8-4_ru.doc

существует. На различных этапах исторического развития они неодинаковы. Однако важнейшими традиционными ценностями человечества, определяющими как развитие индивида, так и всего общества в целом, являются достоинство и свобода.

Совет по правам человека ООН в резолюции 16/3, принятой 24 марта 2011 г., подтверждая, что «достоинство, свобода и ответственность являются традиционными ценностями, которые разделяет все человечество и которые закреплены в универсальных договорах по правам человека», признал также, что «более глубокое понимание и уважение этих ценностей способствуют поощрению и защите прав человека и основных свобод».

Концепция свободы и достоинства сформулирована в основополагающих международных документах по правам человека.

В преамбуле Устава ООН говорится о народах Организации Объединенных Наций, «преисполненных решимости . вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности». Преамбула Всеобщей декларации прав человека начинается словами: «Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира.». Статья 1 Декларации провозглашает: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства».

Во многих международных документах достоинство личности сопрягается со свободой и правами человека. Свобода и достоинство, как отмечается в них, являются условием соблюдения основных прав человека. Именно это принципиальное положение сформулировано в Воззвании Тегеранской конференции, принятом 13 мая 1968 г. В п. 5 Воззвания подчеркивается, что «Г лавной целью Организации Объединенных Наций является достижение каждым человеком максимума свободы и достоинства. Для осуществления этой цели законы каждой страны должны предоставлять каждому гражданину, независимо от расы, языка, религии или политических убеждений, свободу слова, информации, совести и религии, а также право участвовать в политической, экономической, культурной и социальной жизни своей страны».

В Декларации ООН о расе и расовых предрассудках 1978 г. раскрывается природа общечеловеческого достоинства: «Все люди принадлежат к одному и тому же виду и имеют общее происхождение. Все народы мира обладают равными способностями, позволяющими им достигнуть самого

высокого уровня интеллектуального, технического, социального, экономического, культурного и политического развития».

Генеральная конференция ЮНЕСКО приняла 11 ноября 1997 г. Всеобщую декларацию о геноме человека и о правах человека. Как указывается в ст. 1, «геном человека лежит в основе изначальной общности всех представителей человеческого рода, а также признания их неотъемлемого достоинства и разнообразия». Декларация провозглашает право каждого человека на уважение его достоинства и прав вне зависимости от его генетических характеристик. Этот вопрос был аналогичным образом решен и в принятой Советом Европы Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с использованием достижений медицины, в Конвенции о правах человека и биомедицине (1996) и других актах. Это послужило формированию нового генетического понимания общечеловеческого достоинства и равенства людей в своем достоинстве, независимо от их генетических особенностей.

Декларация социального прогресса и развития ООН (1969) провозглашает, что «социальный прогресс и развитие основываются на уважении достоинства и ценности человеческой личности».

В Венской декларации и Программе действий, принятой 25 июня 1993 г., подчеркивается, что только обеспечение свободы и достоинства на основе соблюдения прав человека способствует установлению стабильности и благосостоянию.

Таким образом, большинство международных документов универсального характера формулируют необходимость обеспечения свободы и достоинства как условия соблюдения фундаментальных прав человека и установления стабильности в мире.

Эта же идея закрепляется и в важнейших международных договорах регионального характера. В ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950) сформулированы запреты действий, которые могли бы считаться умалением человеческого достоинства. В Хартии Европейского Союза об основных правах (2000) достоинство человека выступает концептуальным ядром всего документа, а перечисленные в ней права конкретизируют общее для них право на уважение человеческого достоинства.

Международные документы по правам человека, выделяют цели и направления использования принципа уважения достоинства, к числу которых относятся: устранение дискриминации человека по этническому признаку и обоснование равенства; актуализация требования свободы, автономии, утверждения полноценности, равенства в человеческом сообще-

стве женщин, инвалидов и детей; обоснование обязанности государств создавать такие социально-экономические условия, при которых свободное развитие человека практически утверждает достоинство и т. д.

Уважение достоинства человека должно соблюдаться в любых ситуациях. Общество и государство не должно лишать человека его достоинства независимо от любых обстоятельств, его моральных качеств, нарушений правил поведения и даже совершения преступлений. Лишение отдельных людей или группы лиц достоинства или свободы несовместимо с соблюдением прав человека. Такое лишение ведет к отрицанию практически всего комплекса фундаментальных прав. Соблюдение свободы и достоинства требует того, чтобы допустимые ограничения прав человека не были произвольными, а строго подчинялись нормам, закрепленным в международных договорах. Более того, уважение общечеловеческих ценностей предполагает недопустимость каких-либо ограничений в отношении многих прав человека, как например, запрещение пыток и жестокого или унижающего достоинство видов обращения и наказания и многих других.

В Международном пакте о гражданских и политических правах специально подчеркивается, что «все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности» (п. 1 ст. 10). Эта же идея содержится в многочисленных международных документах: Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений (1992); Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными (1955); Своде принципов защиты всех лиц, подвергшихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988) и других актах.

Категории «свобода» и «достоинство» в XX в. стали фундаментальной основой всех международно-правовых актов и, следовательно, частью большинства современных конституций. Некоторые из них выдвигают на первый план принцип уважения человеческого достоинства. Так, в ст. 1 Конституции ФРГ говорится: «Достоинство человека неприкосновенно. Уважать и защищать его — обязанность всякой государственной власти». В Конституции Греции этот принцип провозглашен в ст. 2. Другие конституции фиксируют принцип уважения достоинства личности в статье, открывающей главу о правах и свободах человека (ст. 7 швейцарской Конституции, ст. 10 итальянской Конституции). В ст. 30 Конституции Польши раскрыто содержание этого принципа и его значение для всего института прав и обязанностей личности: «Естественное и неотъемлемое достоинство человека образует источник свобод и прав человека и

гражданина. Оно ненарушимо, а его уважение и охрана являются обязанностью публичных властей».

В Конституции Бельгии зафиксирован другой подход к достоинству личности. Здесь оно выступает в качестве одного из конституционных прав личности: «Каждый имеет право вести жизнь, соответствующую человеческому достоинству» (ст. 23). В данном случае право на достоинство связывается с правом на достаточный уровень жизни.

Португальская Конституция дает современную интерпретацию указанного права, гарантируя право граждан на личное достоинство и генетическую индивидуальность человека, на доброе имя и хорошую репутацию (ст. 26) и равенство в общественном достоинстве (ст. 13).

Среди норм Конституции Российской Федерации основное значение имеют те, которые закреплены в ст. 2 и ст. 21 Конституции РФ. В первой из них зафиксирован принцип: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Здесь термин «достоинство» не применяется, но речь идет именно об этой категории. В данном случае его обеспечение рассматривается как один из общих принципов права, основ конституционного строя и объектов государственной защиты. Кроме того, права и свободы человека рассматриваются как воплощение идеи высшей ценности личности. В ст. 21 гл. 2 Конституция РФ закреплено право на достоинство как одно из прав человека и гражданина: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (ч. 1 ст. 21).

Формулировка «ничто не может быть основанием для его умаления» в ч. 1 ст. 21 Конституции РФ подразумевает, что никакие личные и социальные качества человека, события, ни чрезвычайное, ни военное положение не могут служить оправданием унижения человеческого достоинства. Государство охраняет достоинство личности, определяя основания и формы ограничения неприкосновенности личной жизни граждан и обеспечивая механизмы защиты права на достоинство от посягательств государственных органов, должностных лиц и граждан. Для обеспечения уважения достоинства личности должно быть исключено произвольное, без законных оснований вмешательство государства в частную жизнь граждан, нарушение порядка проведения процессуальных действий.

Таким образом, содержанием конституционного права на достоинство личности являются публично-правовые притязания личности на действия государства в интересах общества в целом (государственновсеобщий интерес), и юридическая обязанность государства совершить эти действия. Охраняемый этим правом публичный интерес состоит в призна-

нии ценности личности как субъекта отношений с государством (достоинство), благодаря чему поддерживаются условия достойной жизни и свободного развития человека2.

Содержание права на достоинство личности опосредует две системы конституционно-правовых связей человека и государства. Первую систему образует комплекс личных (гражданских) прав и свобод человека и гражданина, ядром которых являются предусмотренные Конституцией РФ равенство людей (ст. 19), право на жизнь (ст. 20), право на достоинство (ч. 2 ст. 21), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22). Их основным назначением является предоставление формально-юридических гарантий невмешательства государства в сферу прав и интересов личности. Другую систему конституционно-правовых связей образуют социальные права: право собственности (ст. 35), частной собственности на землю (ст. 36), право на труд (ст. 37), на защиту материнства и детства (ст. 38), на социальное обеспечение (ст. 39), право на жилище (ст. 40), на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41), на благоприятную окружающую среду (ст. 42), на образование (ст. 43). Указанные права, основным назначением которых является юридическое гарантирование человеку условий для достойной жизни, предоставляют личности возможность развиваться путем доступа к различным условиям человеческого существования.

В Конституции Российской Федерации прослеживается взаимосвязь признания и уважения достоинства личности (ч.1 ст.21) с принципом социального государства (ч.1 ст.7). Эта связь проявляется в положительной деятельности социального государства по охране достоинства личности, которая реализуется через обязанность социального государства создавать условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека.

Признание достоинства и свободы как традиционных ценностей человечества в международных актах и внутреннем законодательстве государств, к сожалению, не привело к четкой формулировке этих понятий. Они достаточно широки и им даются различные определения.

Достоинство, как правило, отождествляется с ценностью человека (человека вообще или конкретной личности) или с осознанием им этой ценности либо с поведением человека, выражающимся в достойном образе жизни. Важнейший аспект содержания достоинства заключается в сознании отсутствия принуждения, т. е. сознании свободы.

2 Марченко В.Я. Достоинство личности в конституционно-правовом измерении: дис. . канд. юрид. наук. М., 2008.

Свобода — одно из наиболее значимых благ, не только создающее условия, необходимые для всестороннего удовлетворения запросов личности, но и обеспечивающее демократическое развитие общества, поскольку она понимается как отсутствие принуждения, каких-либо ограничений по отношению к личности, а также как свобода выбора, способность человека к достижению своих целей.

Именно достоинство и свобода выступают принципами, которые определяют положение человека в обществе и государстве. Они являются ценностями, лежащими в основе всех прав человека, их значение для поощрения и защиты естественных и неотъемлемых прав человека нельзя переоценить.

Еще по теме:

  • Хочу забрать заявление на развод Как отозвать заявление на развод Законы РФ четко определяют все пункты, которые касаются заключения и расторжения брака. Этими вопросами в ближайшей юрисдикции занимается Загс. Но не всегда можно вынести решение, по некоторым спорным […]
  • Возврат ндфл как оформить Налоговый вычет при покупке квартиры/дома/земли Что такое имущественный налоговый вычет? Согласно законодательству РФ при покупке квартиры, дома или земельного участка Вы можете вернуть себе часть денег, в размере уплаченного Вами […]
  • Юрист в солнцево Юридический центр Юридические консультации. Услуги адвокатов и юристов. Представительство в суде. Москва и Московская область Солнцево — Юридическая консультация, Адвокат, Юрист Солнцево — Юридическая консультация, Адвокат, Юрист Наш […]
  • Пособие на второго ребенка в омске Пособия на ребенка в Омской области Жителям Омской области при рождении ребенка предоставляются государственные выплаты, размер и порядок предоставления данных выплат устанавливается федеральным законодательством. Оформить эти пособия […]
  • Как написать заявление на оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам Заявление на отпуск – образец Заявление на отпуск – документ, который нужно уметь составлять каждому официально трудоустроенному работнику, планирующему свой регулярный отдых. Поэтому образец заявления на отпуск стоит иметь под рукой […]
  • Нагатинский мировой суд г москвы СУДЕБНЫЙ УЧАСТОК № 240 РАЙОНА НАГАТИНСКИЙ ЗАТОН (МИРОВОЙ СУД): ТЕЛЕФОНЫ, АДРЕС, РЕКВИЗИТЫ Телефон суда: (495) 675-15-78 ; адрес суда района Нагатинский затон смотрите ниже. Разрешение юридических вопросов без Вашего участия и […]