Расследование ст 210 ук рф

Содержание статьи:

Эксперты: аресты за организацию преступного сообщества или участие в нем оказывают давление на бизнес

Увеличение количества уголовных дел с применением ст. 210 Уголовного кодекса «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)» является серьезным нарушением прав человека и представляет собой большую проблему для экономики и законности, а также оказывает серьезное давление на бизнес, – сообщили эксперты на состоявшейся на этой неделе пресс-конференции, посвященной обсуждению примеров необоснованной практики применения данной статьи. Напомним, что она предусматривает ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) с целью совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо за руководство таким сообществом, а также за координацию преступных действий и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, разработку планов и создания условий для совершения ими преступлений. Максимальное наказание по ней – пожизненное лишение свободы (ч. 4 ст. 210 УК РФ).

Так, в октябре 2014 года было возбуждено уголовное дело по факту преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность», под подозрение попал известный омский предприниматель. В течение 11 месяцев руководитель и все его сотрудники являлись на допросы следователя, но за год расследования не было получено никаких доказательств по ст. 172 УК РФ, по которой, что важно, не может быть применено заключение под стражу в качестве меры пресечения (ч. 1.1 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса).

14 сентября 2015 года было возбуждено уголовное дело уже по ст. 210 УК РФ, в этот же день были задержаны пять человек, включая предпринимателя, их направили в СИЗО, причем никто из указанных лиц не скрывался, а задержание произошло на очередном допросе. По словам экспертов, преступным сообществом было признано собственно юридическое лицо, а рядовыми членами стали бухгалтеры, юристы, водитель, охранник и заведующий хозяйственной частью. Орудиями преступления признали компьютеры и телефоны. В августе 2017 года дело было направлено в суд для рассмотрения, где пришли к выводу, что предъявленные обвинения не соответствуют закону, не имеют состава преступления, а преступный доход посчитан произвольно, дело вернули в Следственный комитет РФ.

На этом примере эксперты пояснили, что состав ст. 210 УК РФ хоть и выделен в отдельное преступление, по своей сути является самой тяжкой формой соучастия, причем ее редко используют по отношению к настоящим преступным сообществам. При этом действующим преступным группировкам не вменяют эту статью, так как по статье, например, за убийство (ст. 105 УК РФ) нет запрета на арест.

Дело в том, что основным признаком преступного сообщества является структурированность, и следствие, как предполагают специалисты, просто отождествляет преступное структурное подразделение с отделами рядовой коммерческой организации. Так, руководителями «преступных» подразделений становятся главный бухгалтер и начальник юридической службы.

Как считает доктор юридических наук, профессор Юрий Беспалов, определить грань между организованной преступностью, для борьбы с которой и была создана ст. 210 УК РФ, и бизнесом достаточно сложно, так как организованная группа имеет внутреннюю структуру, как и любое юридическое лицо. При этом очень непросто доказать, что целью организации является совершение одного или нескольких преступлений, тяжких либо особо тяжких, с целью извлечения финансовой и иной материальной выгоды. По мнению эксперта, судьи и следователи должны хорошо представлять особенности ведения предпринимательской деятельности, распознавать волю по совершаемым действиям и не смешивать нормальную экономическую деятельность с мошенничеством. Юрий Беспалов добавил, что иногда совершаются следственные и судейские ошибки, так как в законодательстве есть пробелы. В частности, отсутствует единый критерий разграничения преступлений в сфере бизнеса по объекту и субъекту, как, например, в строительстве. Эксперт считает, что лица, уже участвующие в процессах по ст. 210 УК РФ, то есть адвокат и прокурор, должны добросовестно исполнять свои права и обязанности, и состязательность процесса должна быть не только прописана в процессуальном законодательстве, но и реализована на практике.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов отметил, что в 2018 году в уголовной сфере было прекращено преследование лиц по ст. 210 УК РФ в 86 делах, из них 50 рассматривались на федеральном уровне и 36 – на региональном, в семи случаях прекратили уголовные дела, в двух случаях изменили приговор, а в 14 случаях – меру пресечения. Вместе с тем эксперт отметил, что этого недостаточно для изменения ситуации в стране в целом. По его мнению, если не удается привлечь предпринимателя по ст. 159 УК РФ «Мошенничество», то для оказания давления следствие подключает ст. 210 УК РФ. Бизнес-омбудсмен подчеркнул, что применение данной статьи может губительно сказаться на бизнесе. В связи с этим отдельные участники мероприятия выступили за законодательное закрепление запрета на арест по ст. 210 УК РФ, так как, по их мнению, эту статью используют для того, что избрать меру пресечения в виде ареста. В итоге, считают эксперты, в России больше не будет «бумажных» преступных сообществ.

Большинство экспертов, выражая обеспокоенность результатами применения ст. 210 УК РФ в отношении предпринимателей, выступают за подготовку соответствующих обращений в Верховный Суд Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации для предоставления разъяснений и комментариев, а также указывают на необходимость разработки соответствующей инициативы для пересмотра положений статьи в профильном комитете Госдумы и межведомственной рабочей группе при Генеральной прокуратуре РФ.

Эксперты выразили надежду, что существенные изменения произойдут и в правоприменительной практике. По их мнению, необходимо провести аудит текущих уголовных дел на предмет выявления ошибок, которые допускаются следствием, а также выявить следователей, которые инкриминируют ст. 210 УК РФ только для того, чтобы назначить содержание подозреваемого под стражей. Специалисты считают необходимым продолжить борьбу с превышением должностных полномочий со стороны следователей и выступают за усиление контроля за их деятельностью.

Сайт прокуратуры Хабаровского края

Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Частью 1 статьи 210 УК РФ предусматривается уголовная ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Уголовная ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) предусматривается в свою очередь ч. 2 ст.210 УК РФ.

В связи с повышенной опасностью указанных выше преступлений как для отдельных граждан и юридических лиц, так и для общества и государства в целом рассматриваемые составы отнесены законодателем к категории тяжких (ч.2 ст.210 УК РФ) и особо тяжких (ч.1 ст.210 УК РФ) преступлений с установлением соответствующего максимального вида и размера наказания, которое может быть назначено судом лицу их совершившему.

Так, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.210 УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Виновному в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года.

Учитывая вид и размеры наказания, установленные приведенными выше санкциями рассматриваемых частей ст. 210 УК РФ, особый интерес представляет примечание к статье 210 УК РФ согласно которому лицо освобождается от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное этой статьей, если оно добровольно прекратило участие в преступном сообществе (преступной организации) или во входящем в него (нее) структурном подразделении либо в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовало раскрытию или пресечению этого преступления.

В этом случае уголовная ответственность наступает только за совершение в составе сообщества (организации) иных преступлений.

Подводя итог изложенному выше, следует отметить, что на сегодняшний день уголовным и уголовно-процессуальным законом предусмотрен ряд положений, которые могут существенным образом смягчить вид и размер наказания, назначаемого руководителю либо участнику преступной организации (сообщества) в случае его сотрудничества с органами предварительного расследования.

К ним, кроме рассмотренной выше возможности освобождения от уголовной ответственности по ст.210 УК РФ, можно отнести ряд обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных пунктами «и, к» ч.1 ст.61 УК РФ, а также институт досудебного соглашения о сотрудничестве.

Принимая во внимание целенаправленную и плодотворную работу правоохранительных органов края по выявлению и пресечению деятельности преступных сообществ (организаций) входящим в их состав лицам целесообразно по собственной инициативе обратиться в указанные органы с явкой с повинной и в дальнейшем сообщить известную им информацию по данному поводу.

Особенности назначения и проведения судебных экспертиз в ходе расследования преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Богомолов А.Н.

В статье раскрываются особенности проведения судебных экспертиз в ходе расследования преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФThe article reveals the specifics of conducting forensic examinations in the course of investigation of crimes provided for in Article 210 of the Criminal Code of the Russian Federation

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Богомолов А.Н.,

Текст научной работы на тему «Особенности назначения и проведения судебных экспертиз в ходе расследования преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ»

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Богомолов А.Н.

ОСОБЕННОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ И ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ В ХОДЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. 210 УК РФ

Воронежский экономико-правовой институт

Ключевые слова: уголовная ответственность, организация преступного сообщества, судебная экспертиза

Аннотация: в статье раскрываются особенности проведения судебных экспертиз в ходе расследования преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ

Keywords: criminal responsibility, organization of criminal community, judicial examination

Abstract: the article reveals the specifics of conducting forensic examinations in the course of investigation of crimes provided for in Article 210 of the Criminal Code of the Russian Federation

Согласно проведенному изучению уголовных дел следователями, как правило, при расследовании организации преступного сообщества (преступной организации), назначаются судебно-экономические, трасологические, взрывотехнические, баллистические,

почерковедческие, судебно-психиатрические, судебно-медицинские и ряд других экспертиз. Рассмотрим отдельные особенности назначения некоторых из них.

Особое место при расследовании организации преступного сообщества (преступной организации) занимают судебно-экономические экспертизы, которые основываясь на изучении документов бухгалтерского учета, позволяют установить данные об экономических показателях, совершаемых финансовых операциях, отсутствии или наличии денежных средств.

Главная задача судебно-экономической экспертизы состоит в установлении реальных обстоятельств финансовой и хозяйственной деятельности организации или деятельности физического лица в сфере предпринимательства.

Предмет судебно-экономической экспертизы составляют экономические операции, которые стали объектом судебного разбирательства или расследования, относительно которых экспертом-экономистом проводится экономико-экспертное исследование. Под

методом судебно-экономической экспертизы следует понимать совокупность приемов и способов, применяемых при исследовании хозяйственных операций экспертом-экономистом.

Объектами судебно-экономической экспертизы являются материалы уголовного дела, содержащие исходные данные или сведения о предмете экспертизы, предоставленные для проведения исследования эксперту. Объекты исследования судебно-экономической экспертизы в свою очередь можно классифицировать по следующим видам: бухгалтерская отчётность; регистры бухгалтерского учёта (аналитического и синтетического); документы первичного учёта; другие первичные документы, которые используются при ведении учёта; налоговая отчётность; материалы, содержащие исходные данные.

При полном отсутствии в проверяемой организации официальной отчетности и учетных документов результаты анализа встречных проверок в сочетании с показаниями обвиняемого или свидетелей выступает основой исследования. Но в этом случае выводы, которые сделаны на данной доказательственной базе, как правило, будут носить условный характер. Доказательное значение в этом случае может иметь категорическое установление отдельных промежуточных фактов. При невозможности установить точные данные в свидетельских показаниях о понесенных расходах, полученном доходе и отсутствии возможности проведения встречных проверок или других следственных действий в целях подтверждения этих данных, эксперт вследствие отсутствия материалов сообщает назначившему экспертизу органу о невозможности дать заключение.

При расследовании организации преступного сообщества (преступной организации) одной из основных экспертиз является технико-криминалистическая экспертиза документов и почерковедческая экспертиза. Основанием для назначения почерковедческой экспертизы является обнаружение в ходе расследования преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, рукописных документов, подлинность которых вызывает сомнение.

Как правило, перед экспертом ставятся следующие вопросы: не выполнен ли фрагмент или текст документа лицом, в соответствии с прилагающимися образцами; кем из лиц, подлежащих проверке образцы почерков которых представлены, выполнен текст документа; выполнены ли одним и тем же лицом, представленные на исследование документы; фрагменты рукописного текста выполнены разными лицами или одним и тем же лицом.

Во многом результат почерковедческой экспертизы зависит от качества образцов, которые представляются для сравнительного исследования. Для проведения экспертизы к рукописным документам устанавливаются следующие требования: образец должен быть выполнен подозреваемым лицом, т.е. быть достоверным; он должен быть наиболее близок к исследуемому документу по назначению, содержанию и времени исполнения; образец должен отражать почерк во всех его вариантах, быть полным.

Перед экспертом в случае технико-криминалистического исследования документов, ставятся следующие вопросы.

В целях установления использованных для изготовления документа технических средств или способов: какой способ применялся для изготовления документа или его бланка (использовалась часть другого документа, которая содержит оттиск печати, подпись); один ли способ применялся для изготовления документов (или их бланков); с одного ли типографского набора или клише отпечатаны документы.

Для установления факта изменения первоначального содержания документа: не подвергался ли каким-либо изменениям данный документ (травлению, подчистке и т.д.); не произведена ли в данном документе замена фотокарточки владельца; каким способом изменен данный документ; выполнена ли подпись в данном документе с использованием технических средств (копирование на просвет, копирование на «глаз», копированием через копировальную бумагу).

В целях исследования оттисков штампов и печатей: 1) кустарным или фабричным (заводским) способом изготовлены штамп или печать, оттиск которых имеется на документе; 2) не дорисована ли какая-нибудь часть оттиска штампа или печати; 3) оттиски в различных документах нанесены одной (им) ли печатью (штампом); 4) каково содержание текста в оттиске печати (штампа).

При исследовании денег: не является ли поддельной данная денежная купюра, если да, то на каком оборудовании; каким способом она изготовлена, и не применялась ли данное клише при изготовлении представленных денежных купюр.

Своевременно назначенные и проведенные почерковедческие экспертизы способствовали привлечению к уголовной ответственности ряда лиц, которые в целях совместного совершения многочисленных тяжких преступлений объединились в сплоченную организованную преступную группу с распределением ролей и обязанностей между ее членами.

1. Васильев В.П. Расследование налоговых преступлений: криминалистические и уголовно-процессуальные проблемы: дис. . канд. юрид. наук: 12.00.09. — М., 2003. — 228 c.

2. Котенев И.О., Будило И.В., Кузьмин В.Н. Актуальные проблемы и перспективы развития института поручительства в органах внутренних дел // Труды Академии управления МВД России. 2008. № 4 (8). С. 16-19.

3. Малиновский А.А. Правовой эгоцентризм как разновидность деформации индивидуального правосознания // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2008. № 6 (281). С. 171-181.

4. Малиновский А.А. Доктрина как источник уголовного права (сравнительно-правовые аспекты) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 1. С. 3-6.

5. Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом (теоретико-правовое исследование). — Москва, 2010. — 320 с.

6. Новиков А.В., Барковская Е.В. Об оказании медицинских услуг, реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих незаконное потребление наркотических средств и психотропных веществ, и больных наркоманией в условиях сложившейся наркоситуации // Право и образование. 2016. № 10. С. 76-84.

ТРУДОВЫЕ ПЕНСИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Воронежский экономико-правовой институт

Ключевые слова: пенсионное обеспечение, трудовые пенсии, государство, правовое регулирование.

Аннотация: В данной статье исследованы понятие и виды трудовых пенсий в Российской Федерации; исследовано правовое регулирование и определен круг получателей отдельных видов трудовых пенсий.

Key words: pensions, labor pensions, the state, legal regulation.

Abstract: This article explores the concept and types of labor pensions in the Russian Federation; the legal regulation is investigated and the circle of recipients of certain types of labor pensions is determined.

Трудовая пенсия — это ежемесячная денежная выплата в целях компенсации застрахованным лицам заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности вследствие старости или инвалидности, а также

Проблемы квалификации преступлений по ст. 210 УК РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Рязанов Никита Сергеевич

Рассматриваются проблемы квалификации преступлений по ст. 210 УК РФ применительно к действующему уголовному законодательству. Даётся характеристика преступного сообщества (преступной организации), выявляются его определяющие признаки.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Рязанов Никита Сергеевич,

PROBLEMS QUALIFICATION OF CRIMES UNDER ART. 210 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

This article discusses the definition of crimes under Art. 210 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Проблемы квалификации преступлений по ст. 210 УК РФ»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИИ ПО СТ. 210 УК РФ

PROBLEMS QUALIFICATION OF CRIMES UNDER ART. 210 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Н. С. РЯЗАНОВ (N. S. RYAZANOV)

Рассматриваются проблемы квалификации преступлений по ст. 210 УК РФ применительно к действующему уголовному законодательству. Даётся характеристика преступного сообщества (преступной организации), выявляются его определяющие признаки.

Ключевые слова: преступные сообщества (преступные организации); ответственность; деяние.

This article discusses the definition of crimes under Art. 210 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Key words: criminal community (criminal organization); responsible act.

Как известно, преступные сообщества (преступные организации) являются опаснейшей формой организованной преступности, «государством в государстве». Деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию таких преступлений, неотвратимому привлечению к ответственности виновных лиц должна быть приоритетной в сфере функционирования правоохранительного аппарата. Вместе с тем на практике возникает закономерность — если выявляются деяния, подпадающие под признаки ст. 210 УК РФ, правоприменитель сталкивается с огромным количеством проблем. Связано это не только с тем, что преступные сообщества (преступные организации) хорошо организованы, оснащены, профинансированы, защищены от «напастей» госаппарата посредством коррупционных связей с ним, но и с тем, что понятийный аппарат данного состава, мягко говоря, находится в недоработанном состоянии, имеют место пробелы, абстрактные и оценочные определения, что порождает неверную квалификацию, а зачастую и освобождение преступников от ответственности по ст. 210 УК РФ в судах.

Так, по делу в отношении А. А. Сафонова, Д. А. Вольского, Ю. С. Чижова, С. А. Сафоновой, Л. Е. Кирющенко, А. А. Уразовой,

Н. В. Скоробогатовой не нашло подтверждение обвинение по ст. 210 УК РФ. Для действий указанной группы были характерны такие признаки, как предварительный сговор, устойчивость, стабильность состава, наличие цели совершения неоднократных преступлений, тщательная подготовка, однако обстоятельств, позволяющих сделать вывод о том, что данное объединение обладало признаками, не охватывающимися такой формой соучастия, как организованная группа, установлено не было. Обстоятельств, свидетельствующих о структурированности объединения, более сложной структуре, высокой степени взаимодействия, иерархии, особого порядка подбора кандидатов в ряды преступников, разработке планов легализации и прикрытия преступной деятельности, установлено не было [1].

В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ преступление признаётся совершённым преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо

© Рязанов Н. С., 2014 232

или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

По ст. 210 УК РФ криминализированы следующие деяния:

создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений;

участие в преступном сообществе (преступной организации) —

вышеуказанные деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения;

вышеуказанные деяния, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии.

В данных нормах прослеживается терминологический хаос — чёткие определения, признаки, критерии, так необходимые для квалификации, отсутствуют. Кроме того, понятия преступного сообщества (преступной организации) в Общей и Особенной части УК РФ являются разными, в ст. 210 приводятся ранее не указанные определения «структурные подразделения», «координа-

ция», «создание устойчивых связей», «разработка планов», «создание условий для совершения преступлений» и т. д.

Для решения данной проблемы целесообразно было бы унифицировать норму о преступном сообществе, описав его признаки в ч. 4 ст. 35 УК РФ, а в ст. 210 УК РФ указать лишь конкретные действия преступников (координация, создание, участие и т. д.).

Этот подход также поддерживается некоторыми авторами [2].

Кроме того, законодатель так и не смог определиться с названием этого преступного объединения [3] и необоснованно объединил по сути разные понятия — сообщество и организацию — в одно.

Слова «сообщество» и «организация» -не синонимы, даже если их отнести к организованной преступности. «Организация» -более широкое понятие [4]. Если обратиться к толковому словарю русского языка, то слово «организация» понимается как «организованность, хорошее, планомерное, продуманное устройство, внутренняя дисциплина», а слово «сообщество» — «объединение людей, народов или государств, имеющих общие интересы, цели» [5].

Пожалуй, здесь стоит согласиться с мнением профессора В. Быкова, который полагает, что для закрепления в УК РФ достаточно будет определения «преступная организация» [6]. Термин «преступное сообщество», а также действия по его созданию, руководству, координации, участию в нём можно будет предусмотреть в качестве квалифицирующего признака, влекущего более строгое наказание, что обусловлено возрастанием повышенной опасности объединения и функционирования преступных организаций, расширением связей, сфер деятельности и влияния, увеличением криминального человеческого, материального, финансового ресурса.

Кроме того, не выдерживает критики мнение законодателя, предусмотревшего

цель функционирования преступных сообществ (преступных организаций) — совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

При изучении уголовных дел не предусматривалось, что когда-либо создание преступной организации связывалось с чётким формулированием цели совершения именно тяжких и особо тяжких преступлений. В основу обвинения кладется сам факт совершения таких преступлений. То есть объективный, а не субъективный момент. Немало преступных сообществ занимаются экономической криминальной деятельностью, а значительная часть преступлений в сфере экономической деятельности не относится к кате-

гории тяжких и особо тяжких. Кроме того, преступники вряд ли владеют информацией о том, какие преступления в данный момент времени являются тяжкими или особо тяжкими [7].

Законодатель попытался определить преступные сообщества (преступные организации) через признак структурированности.

По поводу содержания признака «структурное подразделение преступного сообщества» в теории уголовного права существуют разные позиции. Согласно первой такое подразделение можно отождествлять с организованной группой, что указывает на исключительно криминальный характер возложенных на соответствующее подразделение функций. Иное понимание допускает не только противоправную, но и правомерную деятельность структурного подразделения преступного сообщества. В частности, предпринята попытка обосновать, что структурное подразделение -территориально или (и) функционально обособленная группа участников преступного сообщества — может специализироваться на выполнении всех или части его функций, в том числе и тех, которые сами по себе, в отрыве от преступной деятельности сообщества, состава преступления не образуют [8]. Первая из обозначенных позиций представляется нам более правильной, поскольку деятельность структурного подразделения было бы неверно рассматривать отдельно от деятельности преступного сообщества в целом, успех функционирования которого как раз и заключается в том, что объединенные усилия его составных частей позволяют достигать общей преступной цели и, что самое главное, достигать её преступными средствами.

Признак структурированности может быть и в организованной группе. Таким образом, квалификация деяния по ст. 210 УК РФ только на основании критерия «структурированности» будет недостаточно обоснованной.

Некоторые авторы полагают, что главным критерием, характеризующим преступные сообщества (преступные организации), является профессионализм его членов, проявляющийся при совершении преступлений, когда для членов преступного сообщества (преступной организации) постоянное совершение преступлений становится профес-

сией, способом получения преступных доходов, образом жизни и мышления [9]. Вместе с тем с этим подходом нельзя согласиться. В своей деятельности нам нередко приходится поддерживать государственное обвинение в отношении рецидивистов, которые ранее были судимы 10-15 раз, совершение преступлений — их профессиональная деятельность и единственный источник дохода, мышление их ограничено «блатными понятиями», они систематически направляются отбывать наказание в места лишения свободы. При этом, как привило, преступления совершаются ими единолично или в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору. Возможно, эти лица будут являться элементами организованной преступности, приверженцами «воровских понятий», «блатными», что подпадает под понятийный аппарат криминологии, но не обязательно такие преступники будут субъектами преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Состав ч. 4 ст. 210 УК РФ подразумевает наличие специального субъекта — лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии, характеристики которого также имеют оценочный характер [10]. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нём (ней)» отмечено, что о лидерстве такого лица в преступной иерархии может свидетельствовать наличие связей с экстремистскими и (или) террористическими организациями или коррупционных связей и т. п. В приговоре необходимо указать, на основании каких из названных признаков суд пришел к выводу о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 210 УК РФ [11].

Для правильного определения специальных субъектов, предусмотренных в ч. 1 и 4 ст. 210 УК РФ, и доказывания их «статуса» необходимо иметь в виду следующее. При всём многообразии преступных сообществ и преступных организаций, координирующей и управляющей «надорганизацией» продолжает оставаться сообщество «воров в законе» -лидеров организованной преступной среды, активных криминальных деятелей, доказавших свою верность преступным идеям, свя-

зям, соучастникам и выполняющие широкие организаторские функции в преступной среде. В преступную иерархию также входят «положенцы» — лица, имеющие право принимать решения в отсутствия «вора в законе» от его имени, и «смотрящие» — лица, наделенные правом принимать решения по определённому направлению или сфере деятельности [12]. И «воры в законе», и «положен-цы» со «смотрящими» являются координаторами деятельности преступных сообществ (преступных организаций) и их структурных подразделений. Различия между ними, кроме объёма «полномочий» и, соответственно, круга решаемых вопросов, заключаются в двух основных моментах. Криминальный титул «вора в законе» присваивается «сходкой» «воров в законе» и является пожизненным, в то время как «положенцы» и «смотрящие» назначаются «ворами в законе», и, соответственно, их место в преступной иерархии может с течением времени изменяться. Наиболее наглядно это проявляется в местах отбывания наказания в виде лишения свободы. Так, «смотрящий» за конкретным исправительным учреждением (в отсутствии «вора в законе» и «положенца») после отбытия срока наказания и освобождения автоматически утрачивает свой криминальный статус. Таким образом, «положенцы» и «смотрящие» являются специальными субъектами, предусмотренными в ч. 1 ст. 210 УК РФ, а «воры в законе» являются специальным субъектом, предусмотренным в ч. 4 ст. 210 УК РФ [13]. Ошибочно было бы считать, что тот или иной «криминальный статус» доказать невозможно, поскольку его приобретение или наличие не имеет документального подтверждения, которое могло бы использоваться при доказывании по уголовным делам. Занимаясь широкой организационной деятельностью в криминальной среде, такие лица всегда так или иначе обозначают себя обладателями того или иного статуса. Вместе с тем совершенно очевидным представляется и то, что доказывать его наличие точно так же, как наличие или отсутствие статуса «должностного лица» в преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, было бы нереально. «Криминальный статус» того или иного лица наи-

более успешно может быть установлен в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, результаты которой после их после рассекречивания, приобщения к материалам уголовного дела и процессуального исследования будут являться доказательством его наличия. Вместе с тем наличие такого статуса получает и документальное подтверждение, например, в материалах личного дела осуждённого по месту отбывания таким лицом уголовного наказания в виде лишения свободы, что также должно использоваться в ходе доказывания. Например, «вор в законе» в местах лишения свободы заявляет себя как таковой в общении с представителями администрации исправительного учреждения, что получает отражение в его личном деле осуждённого, а его перемещение в конкретное исправительное учреждение заранее известно администрации и оперативным сотрудникам. Кроме того, «воры в законе» подписывают направляемые ими в места лишения свободы «воровские прогоны» — своеобразные нормативно-правовые предписания для членов криминального общества и т. д. [14].

Для устранения указанных проблем квалификации в постановлении Пленума Верховного Суда РФ следует прописать вышеизложенные доводы и внедрить практику привлечения к уголовной ответственности по

ч. 4 ст. 210 УК РФ только «воров в законе».

Кроме того, хотелось бы отметить одну закономерность, которая позволяет отграничивать организованную группу от преступного сообщества. Если в организованной группе её лидер — организатор и (или) руководитель зачастую сам участвует в совершении преступлений, для которых создаётся криминальное формирование, то в преступном сообществе функции руководства обычно отделены от участия в конкретных преступлениях. В последнем случае лидер сообщества лишь отдаёт распоряжения «подчинённым», осуществляет общее руководство преступной деятельностью обычно через своих приближенных, руководителей соответствующих подразделений (блоков, звеньев, бригад), другими словами, обладает полным объёмом организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций по руководству и управлению сообществом. Если всё же организатор (руководитель) преступ-

ного сообщества сам принимает участие в совершении конкретных преступлений, его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 210 УК РФ. Дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 210 УК РФ в этой ситуации не требуется [15].

При квалификации следует обратить внимание, что создание преступного сообщества следует признавать оконченным преступлением с момента завершения организационной деятельности, независимо от того, были ли осуществлены планировавшиеся преступления. Это предполагает такой этап развития умышленной преступной деятельности, когда криминальное формирование структурно оформлено и готово к совершению тяжких и (или) особо тяжких преступлений. Однако на практике обвинение в создании преступного сообщества предъявляется следственными органами только тогда, когда в действиях виновных имеется состав приготовления или покушения (а в большинстве случаев — состав оконченного) как минимум одного тяжкого или особо тяжкого преступления [16].

Мы считаем, что для стабилизации правоприменительной практики необходимо принимать меры по легальному закреплению критериев, необходимых для квалификации деятельности преступных сообществ (преступных организаций), причём сделать это необходимо не посредством добавления в УК РФ дополнительных признаков (возможно, снова абстрактных), которые только усложнят и без того запутанную терминологию, а посредством упрощения понятий.

Так, считаем возможным определять преступную организацию как координируемое сообщество нескольких организованных групп, объединенных единой целью (совместное совершение двух и более преступлений).

Такое мнение поддерживается и некоторыми учёными [17].

1. О практике рассмотрения судами уголовных дел в отношении лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества : информационное письмо прокуратуры Омской области. 31.08.2012 № 12/1-08-2012/28256. — С. 4.

2. См.: Мордовец А. Преступное сообщество: уточнение условий ответственности // Законность. — 2001. — № 9. — С. 41.

3. Быков В. Организация преступного сообщества (преступной организации) // Законность.

4. Константинов В. Что такое «преступная организация»? // Законность. — 2009. — № 5. -С. 40.

5. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. — М., 1985. — С. 392, 649.

6. Быков В. Указ. соч. — С. 18.

7. Михеев И. Квалификация преступных деяний по ст. 210 УК РФ // Законность. — 2006. -№ 10. — С. 55.

8. Лебедев В. М. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. — М., 2005. — С. 345.

9. См.: Быков В. Указ. соч. — С. 19.

10. Николаев К. Д., Расщупкина О. Н. О субъекте преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 210 УК РФ // Материалы конференции ОмЮИ. -Омск, 2012. — С. 44.

11. Российская газета. — 2010. — 17 июня.

12. Долгова А. И. Преступность, её организованность и криминальное общество. — М., 2003.

13. Белоцерковский С. Д. Новый Федеральный закон об усилении борьбы с преступными сообществами: комментарий и проблемы применения // Уголовное право. — 2010. — № 2. -С. 9.

15. Агапов П. В. Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовноправовой анализ и проблемы квалификации. -Саратов, 2005. — С. 22.

17. См.: Агапов П. Бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации): проблемы соотношения // Законность. -2002. — № 4. — С. 48.

ПРИМЕНЕНИЕ СТ. 210 УК

В. ЛАРИЧЕВ, Н. СИТКОВЕЦ

В. Ларичев, доктор юридических наук.

Н. Ситковец, кандидат юридических наук.

Уголовным кодексом РФ впервые введена ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации), а также участие в нем (ст. 35 и 210).

В прошлом году, по данным Главного информационного центра МВД России, было возбуждено 37 уголовных дел, по которым членам преступных организаций было предъявлено обвинение по ст. 210. Из них 9 дел направлено в суд, 5 из которых возвращены на дополнительное расследование, 3 прекращены за отсутствием состава преступления (2 судом и 1 прокурором) и одно дело рассмотрено Новосибирским областным судом. По этому делу члены преступного сообщества были осуждены на различные сроки лишения свободы. Однако судебной коллегией Верховного Суда РФ приговор отменен и дело направлено на дополнительное расследование в связи с серьезными нарушениями законодательства как следствием, так и судом.

Анализ практики показывает, что не было ни одного факта, когда члену преступного сообщества было предъявлено обвинение только по ст. 210 УК без обвинения в каком-то ином тяжком или особо тяжком преступлении. Обычно оперативные разработки заводились, а уголовные дела возбуждались не по фактам создания или участия в преступных сообществах, а по фактам совершения конкретных преступлений членами преступных организаций. И только потом, в ходе расследования, отдельным членам преступных организаций дополнительно вменялась ст. 210.

Такое положение, на наш взгляд, связано с тем, что подход к пониманию организованной преступности опирается на фундаментальные понятия «организованная группа» и «преступное сообщество (преступная организация)». Различие между ними, исходя из ст. 35 УК, заключается практически лишь в одном термине — «устойчивость» или «сплоченность». Если для преступного сообщества характерна «сплоченность», то для организованной группы — «устойчивость». Провести между ними грань на практике чрезвычайно сложно, так как каждая «сплоченная» группа не может быть «неустойчивой» и наоборот — «устойчивость» предполагает «сплоченность». Поскольку эти признаки — оценочные, то влекут неоднозначное толкование и в теории уголовного права, и в следственной и судебной практике.

Российские ученые — правоведы отмечают, что преступное сообщество, в отличие от организованной группы, имеет более сложное иерархическое построение, ему присущ межрегиональный характер деятельности, наличие коррумпированных связей, «общака» и т.д. В практике органов внутренних дел есть уголовные дела по преступным сообществам, где установлены многие из перечисленных выше признаков.

Вместе с тем отсутствие в уголовном законе четких определений как преступного сообщества (преступной организации), так и организованной группы с указанием конкретных признаков, присущих каждому из них и различающих их между собой, приводит на практике к большим трудностям.

В силу недопонимания, какие же признаки свидетельствуют о наличии преступного сообщества, оперативные работники в процессе документирования, а следователи в процессе расследования основные усилия направляют на сбор фактических данных, свидетельствующих о совершении членами преступных групп конкретных преступлений, но не на сбор доказательств, свидетельствующих о создании преступного сообщества с целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений, руководстве сообществом и участии в нем. В чем заключаются характерные признаки, свидетельствующие именно о сообществе, а не об организованной группе, не исследуется.

Даже если следователь и указывает (порой голословно) в обвинительном заключении, что кто-то создал преступное сообщество с соответствующим иерархическим построением, четким распределением ролей и другими признаками, то затем приводит только доказательства виновности членов группы в совершении конкретных преступлений. Чем подтверждается факт создания преступного сообщества, какие доказательства свидетельствуют о его сплоченности, цели совершения тяжких и особо тяжких преступлений, о руководстве сообществом, распределении ролей и т.п., как правило, не упоминается, поскольку в большинстве случаев таких доказательств в деле нет. В связи с этим суды направляли уголовные дела на доследование или же исключали из обвинения ст. 210 УК РФ.

Так, по упоминавшемуся делу, рассмотренному областным судом Новосибирска, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что «при новом расследовании необходимо более тщательно исследовать вопрос о наличии в действиях обвиняемых состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ. Если органы предварительного следствия придут к выводу о наличии в действиях обвиняемых состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, то в обвинительном заключении необходимо привести, какие конкретно признаки, обстоятельства совершения преступлений позволяют расценивать действия обвиняемых как преступное сообщество (преступную организацию) и какие конкретно признаки отличают данное преступное сообщество от совершения одного преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой».

Одним из существенных, по нашему мнению, недостатков в борьбе с преступными сообществами является то, что оперативная работа здесь строится как и ранее — от конкретных тяжких и неочевидных преступлений к лицам, их совершившим. И только в ходе предварительного следствия дается дополнительная квалификация по ст. 210 УК.

Немалое количество ошибок и упущений наблюдается со стороны следователей. В частности, они нередко в целях создания видимости активной борьбы с преступными сообществами предъявляют обвинение по ст. 210 членам преступных групп, заведомо не являющихся преступными сообществами.

Следственным отделом одной из областей было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в отношении организованной группы из 3 человек, совершившей с мая 1996 г. по январь 1997 г. 24 эпизода мошенничества, в результате чего 24 фермерам был причинен ущерб на общую сумму 1,34 млрд. руб. Следователь действия участников группы дополнительно квалифицировал и по ст. 210. Прокурор области дело в части обвинения по ст. 210 прекратил, а по ч. 3 ст. 159 направил в суд. В данном случае трудно не согласиться с прокурором. Какое же это преступное сообщество из 3 человек, каждый из которых является соисполнителем мошеннических действий?

Иногда обвинение по ст. 210 не предъявляется из-за загруженности следователя, из-за отсутствия возможности (или нежелания) «переварить» наработанные сотрудниками подразделений по борьбе с организованной преступностью оперативные материалы. Например, в ходе работы по делу об убийстве 5 человек было собрано «достаточно оперативной информации о создании Т. преступного формирования для совершения тяжких преступлений — разбоев и убийств, четком распределении ролей в ОПГ, наличии «бригад» в ОПГ, специализирующихся на определенных видах преступной деятельности». Кроме того, имелось достаточно данных об уже совершенных группой заранее спланированных преступлениях.

Однако прокуратура области выделила на это уголовное дело фактически только одного следователя, который был не в состоянии провести следствие в полном объеме. Расследование практически свелось к процессуальному закреплению убийств пяти человек. Поэтому ст. ст. 209 и 210 УК в вину привлеченным к ответственности не вменялись.

Нередко уголовные дела о преступных сообществах прекращаются вследствие субъективного подхода судей к рассматриваемому вопросу.

Так, в одной из областей в суд было направлено уголовное дело по обвинению 4 преступников по ст. 210 и ст. ст. 163, 213, 158, 159 и 327 УК РФ. Судебной коллегией по уголовным делам областного суда уголовное преследование обвиняемых по ст. 210 УК РФ было прекращено в связи «с отсутствием доказательств создания преступного сообщества (преступной организации) и участия в этом сообществе». В обоснование суд указал, что «для организации преступного сообщества необходима разработка планов и условий для совершения тяжких преступлений, иерархическое организационное построение, отработка системы конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированность, масштабность преступной деятельности», что вряд ли согласуется с требованиями ст. 210.

Еще по теме:

  • Федеральный закон об опеке и попечительстве в рф Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ"Об опеке и попечительстве" С изменениями и дополнениями от: 18 июля 2009 г., 1 июля […]
  • Купить земельный участок пицунда Погода в Пицунде Отдых в Пицунде Город-курорт Общая информация. Предложение Республика Абхазия располагает большими площадями свободных от застройки земельных угодий, многие из которых на сегодняшний день выставлены на продажу. Их […]
  • Статья 237 гк рф с комментариями Статья 237. Обращение взыскания на имущество по обязательствам собственника 1. Изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения […]
  • Индустриальный 10 мировой суд Индустриальный 10 мировой суд Судебный участок № 2 Индустриального района г.Ижевска Удмуртской Республики По техническим причинам процессуальные документы в электронном виде временно не принимаются посредством […]
  • Срок открытие обособленного подразделения Срок открытие обособленного подразделения Ссылка не верна или страница была удалена Если Вы попали на эту страницу, перейдя по ссылке внутри нашего сайта, пожалуйста, сообщите нам неверный адрес. Для заказа бесплатной демонстрации […]
  • Выплата в центре занятости 2014 Пособие по безработице Данное пособие является формой поддержки безработных граждан. Выплачивается оно регулярно, но не постоянно, а в пределах определенного срока. И право на него имеют только признанные в установленном порядке […]