Право ребенка на смерть корчак

Содержание статьи:

Право ребенка на смерть корчак

Как любить ребенка

Жизнь Януша Корчака, этого удивительного человека, талантливого врача, воспитателя, защитника детей-сирот, добровольно принявшего мученическую смерть в газовой камере фашистского концлагеря, давно стала легендой.

Его книгу справедливо называют Библией по воспитанию детей. Мысли Корчака о детях, их правах и потребностях, о необходимости чуткого отношения к ним, об уважении их достоинства, о принципиальном отношении к вопросам совести и морали вошли в фундамент гуманистической педагогики. Они продолжают переживаться и остаются остроактуальными в наши дни.

Корчак призывает помнить, что ребенок отличается от нас, взрослых, лишь нехваткой жизненного опыта – и так же, как мы, имеет право на уважение, собственное мнение, на то, чтобы его выслушали и поняли. Как часто, забывая об этом, мы изматываем ребенка нотациями и наставлениями, тщательно скрывая не только от него, но и от себя свои собственные несовершенства. Говоря о бережном отношении к ребенку, Корчак подчеркивает невозможность равнять всех детей под одну гребенку, призывает учитывать уникальные свойства каждого.

За мыслями и выводами Януша Корчака стоят истории сотен детей, прошедших через его руки и пережитых автором вместе с ними. Вся книга наполнена мудростью и теплом большого сердца этого замечательного человека. Несомненно, эта книга должна стать настольной у любого родителя, и того, кто готовится к этой миссии.

В настоящем издании текст публикуется с небольшими сокращениями.

Для легкости усвоения редактором выделены тематические разделы, а также вынесены на поля особенно важные мысли автора.

Профессор Ю. Б. Гиппенрейтер

Право ребенка на уважение[1]

С ранних лет мы растем в сознании, что большое – важнее, чем малое.

Я большой, – радуется ребенок, когда его ставят на стол.

– Я выше тебя, – отмечает он с чувством гордости, меряясь с ровесником.

Неприятно вставать на цыпочки и не дотянуться, трудно мелкими шажками поспевать за взрослым, из крохотной ручонки выскальзывает стакан. Неловко и с трудом влезает ребенок на стул, в коляску, на лестницу; не может достать дверную ручку, посмотреть в окно, что-либо снять или повесить, потому что высоко. В толпе заслоняют его, не заметят и толкнут. Неудобно, неприятно быть маленьким.

Уважение и восхищение вызывает большое, то, что занимает много места. Маленький же повседневен, неинтересен. Маленькие люди – маленькие и потребности, радости и печали.

Производят впечатление – большой город, высокие горы, большие деревья. Мы говорим:

Великий подвиг, великий человек.

А ребенок мал, легок, не чувствуешь его в руках. Мы должны наклониться к нему, нагнуться.

А что еще хуже, ребенок слаб.

Мы можем его поднять, подбросить вверх, усадить против воли, можем насильно остановить на бегу, свести на нет его усилия.

Всякий раз, когда он не слушается, у меня про запас есть сила. Я говорю: «Не уходи, не тронь, подвинься, отдай». И он знает, что обязан уступить; а ведь сколько раз пытается ослушаться, прежде чем поймет, сдастся, покорится!

Кто и когда, в каких исключительных условиях осмелится толкнуть, тряхнуть, ударить взрослого? А какими обычными и невинными кажутся нам наши шлепки, волочения ребенка за руку, грубые «ласковые» объятия!

Чувство слабости вызывает почтение к силе; каждый, уже не только взрослый, но и ребенок постарше, посильнее, может выразить в грубой форме неудовольствие, подкрепить требование силой, заставить слушаться: может безнаказанно обидеть.

Мы учим на собственном примере пренебрежительно относиться к тому, что слабее. Плохая наука, мрачное предзнаменование.

Милость материальной зависимости

Ребенок семенит беспомощно с учебником, мячом и куклой, смутно чувствуя, что без его участия где-то над ним совершается что-то важное и большое, что решает, есть ему доля или нет доли, карает и награждает и сокрушает.

Цветок – предвестник будущего плода, цыпленок станет курицей-несушкой, телка будет давать молоко. А до тех пор – старания, траты и забота – убережешь ли, не подведет ли?

Все растущее вызывает тревогу, долго ведь приходится ждать; может быть, и будет опорой старости, и воздаст сторицею. Но жизнь знает засухи, заморозки и град, которые побивают и губят жатву.

Мала рыночная стоимость несозревшего. Лишь перед законом и Богом цвет яблони стоит столько же, что и плод, и зеленые всходы – сколько спелые нивы.

Мы пестуем, заслоняем от бед, кормим и обучаем. Ребенок получает все без забот; чем он был бы без нас, которым всем обязан?

Исключительно, единственно и все – мы.

Зная путь к успеху, мы указываем и советуем. Развиваем достоинства, подавляем недостатки. Направляем, поправляем, приучаем. Он – ничто, мы – все.

Мы распоряжаемся и требуем послушания.

Морально и юридически ответственные, знающие и предвидящие, мы единственные судьи поступков, душевных движений, мыслей и намерений ребенка.

Нищий распоряжается милостыней как заблагорассудится, а у ребенка нет ничего своего, он должен отчитываться за каждый даром полученный в личное пользование предмет.

Нельзя порвать, сломать, запачкать, нельзя подарить, нельзя с пренебрежением отвергнуть. Ребенок должен принять и быть довольным. Все в назначенное время и в назначенном месте, благоразумно и согласно предназначению.

Может быть, поэтому он так ценит ничего не стоящие пустячки, которые вызывают у нас удивление и жалость: разный хлам – единственная по-настоящему собственность и богатство – шнурок, коробок, бусинки.

Взамен за эти блага ребенок должен уступать, заслуживать хорошим поведением – выпроси или вымани, но только не требуй! Ничто ему не причитается, мы даем добровольно. (Возникает печальная аналогия: подруга богача.)

Из-за нищеты ребенка и милости материальной зависимости отношение взрослых к детям аморально.

Мы пренебрегаем ребенком, ибо он не знает, не догадывается, не предчувствует. Не знает трудностей и сложности жизни взрослых, не знает, откуда наши подъемы и упадки и усталость, что нас лишает покоя и портит нам настроение; не знает зрелых поражений и банкротств. Легко отвлечь внимание наивного ребенка, обмануть, утаить от него.

Он думает, что жизнь проста и легка. Есть папа, есть мама; отец зарабатывает, мама покупает. Ребенок не знает ни измены долгу, ни приемов борьбы взрослых за свое и не свое.

Свободный от материальных забот, от соблазнов и от сильных потрясений, он не может о них и судить. Мы его разгадываем моментально, пронзаем насквозь небрежным взглядом, без предварительного следствия раскрываем неуклюжие хитрости.

А быть может, мы обманываемся, видя в ребенке лишь то, что хотим видеть?

Быть может, он прячется от нас, быть может, втайне страдает?

Мы пренебрегаем ребенком, ведь впереди у него много часов жизни.

Чувствуем тяжесть наших шагов, неповоротливость корыстных движений, скупость восприятий и переживаний.

А ребенок бегает и прыгает, смотрит на что попало, удивляется и расспрашивает; легкомысленно льет слезы и щедро радуется.

Ценен погожий осенний день, когда солнце редкость, а весной и так зелено. Хватит и кое-как, мало ему для счастья надо, стараться ни к чему. Мы поспешно и небрежно отделываемся от ребенка. Презираем многообразие его жизни и радость, которую ему легко дать.

Это у нас убегают важные минуты и годы; у него время терпит, успеет еще, подождет.

Ребенок не солдат, не обороняет родину, хотя вместе с ней и страдает.

«Как любить ребенка» Януша Корчака: краткое содержание

Главная » Зарубежные писатели » Януш Корчак » «Как любить ребенка» Януша Корчака: краткое содержание

Книга «Как любить ребенка» Януша Корчака занимает особое место в мировой педагогике. Это не сухой научный труд, но и не записки дилетанта, не дидактическое наставление, не сборник правил, которым нужно неукоснительно следовать, не праздные мемуары, не художественный вымысел. Это поразительный синтез профессиональных знаний, опыта, наблюдательности, педагогического чутья, литературного таланта и огромной любви к ребенку.

Труд «Как любить ребенка» был опубликован в 1919 году. Над его созданием Корчак работал во время своего пребывания на Украине, где некоторое время провел в столичных детских приютах. «Как любить ребенка» стал одним из первых научно-популярных трудов Корчака. На ряду с его более поздними «Правом ребенка на уважение», «Правилами жизни», «Шутливой педагогикой» этот труд донес до широкой публики основные идеи гуманистической педагогики великого польского учителя.

Воспитательная методика Януша Корчака в первую очередь базировалась на равенстве (ребенка нельзя недооценивать), свободе (ребенка нельзя делать рабом) и любви (ребенка нельзя недолюбливать). Иначе и быть не может! В суровые годы между двух войн, революции, еврейских репрессий, ужасного варшавского гетто только любовь могла спасти будущее поколение.

У педагога не было собственных детей и семьи. Всего себя он посвящал сиротам, ждущим его отеческого совета в Украине, Белоруссии, польских городках и селах и, конечно же, в Варшаве, где находилось его главное детище – приют «Дом сирот». Корчака хватало на всех, любовью дышат строчки его произведений, но это не слепая «сюсюкающая» любовь оголтелой мамаши, это любовь-уважение к маленькому человеку, отважно познающему новый мир.

Первые дни в новом мире

В книге «Как любить ребенка» Януш Корчак прослеживает жизнь маленького человека с момента его появления на свет и до совершеннолетия, когда заметно подросшее чадо уже готово выйти из-под родительской опеки.

Все начнется в тот день, когда малыш с силой и отвагой вырвется из материнской утробы в новый мир. Вы будете вместе страдать от боли и вот, наконец, он маленьким сморщенным комочком умостится на вашей груди. Самое простое позади, теперь предстоит задание посложнее – нужно вырастить из этого существа человека.

«Воспитание, – акцентирует автор, – не приятная забава, а работа, в которую нужно вложить все усилия бессонных ночей, капитал тяжелых переживаний и множество размышлений».

Однако на первых порах молодую маму занимают другие вопросы. Здоров ли он? Почему он плачет? Почему молчит? Почему мало ест? Что это за пятнышко на щечке? Зачем он чихнул? Простудился? Это серьезно? От этого умирают?

Здесь нужны внимательность и спокойствие. Регулярно показывайте ребенка врачу, внимайте его советам, не стесняйтесь задавать вопросы, а главное – будьте начеку 24 часа в сутки. Малыш еще не может защитить себя даже от самых невинных раздражителей окружающего мира. Шелуха от семечки, случайно попавшая на небо ребенка, причинит ему огромные страдания, едва уловимый сквозняк спровоцирует болезнь, а собственная рука, неожиданно вырвавшаяся из пеленки, напугает до слез.

Однако ошибочно, убежден Корчак, следить только за вегетативным развитием младенца, напрочь забывая о психологическом развитии малыша, становлении его личности. «Он ничего не понимает», – легкомысленно отмахиваются родители, не подозревая, что именно в колыбели закладывается фундамент для будущего человека.

Маленький ученый

А между тем с каждой неделей ребенок становится все больше и взрослее. На его личике уже проявляются эмоции, он узнает голос матери и дарит родным свои первые беззубые улыбки. Зрение и слух малыша становятся острее, постродовой шок прошел, теперь ребенок начинает активно познавать окружающий мир. Он рассматривает свои ручки, сжимает их в кулачки, хватает погремушку, удаляет ее от глаз, пробует на вкус. «Он не забавляется, раскройте же, черт подери, глаза, и вы заметите в нем усилие воли – он пытается понять»!

Ребенок, как ученый в лаборатории, ищет причинно-следственные связи предметов и явлений. С какой нежностью и любовью он смотрит на свои пинетки, наверняка, приписывая им свое умение стоять, плащ или курточка открывают дорогу в новый мир – на улицу, материнская грудь – источник наслаждения, мягкое одеяло – чудо-экран, что показывает сны.

Скоро малыш овладеет двумя важнейшими навыками – умением ходить и говорить. Многие мамочки дотошно выпытывают у врачей, когда ребенок должен ходить и говорить? Собственно, когда пойдет и заговорит. Все дети разные, не стоит свято верить среднестатистическим показателям.

К вопросу о красоте

Все младенцы хороши только от того, что они младенцы. Но вот ваш ребенок уже вышел из колыбельного возраста. Теперь он похож на маленького человека. Когда матери задают вопрос «красив ли ее ребенок?», а та отвечает, что ей все равно, она заведомо лжет. Человек не может игнорировать красоту внешней оболочки, ровно как не замечать ее изъянов.

Внешняя красота

Красивого и некрасивого ребенка нужно воспитывать по-разному, но главное в обоих случаях – честность со стороны родителей. Маленькому красавчику нужно дать понять, что без других добродетелей его внешность померкнет. Игнорировать его красоту не стоит, ее обязательно отметят другие, и тогда ситуация может выйти из-под вашего контроля. Вы и не заметите, как малыш превратится в самовлюбленного гордеца.

Некрасивого ребенка нельзя кормить иллюзиями о его ангельском совершенстве. Встреча с бестактным внешним миром и жестокостью сверстников станет огромным шоком для ничего не ведающего ребенка.

Эффектная внешность упрощает шествие по жизни, но не является ключом ко всем благам. Есть огромное множество несчастных красавцев и счастливейших уродов.

Права ребенка

У ребенка есть права. В числе главных автор выделяет право:

…на смерть;
…на сегодняшний день;
…быть тем, что он есть.

Увы, все люди смертны. Кто-то доживает до глубоких морщин, а кто-то уходит на заре жизни. Это закон природы, не подвластный человеку. Однако жизнь дается не для того, чтобы проводить ее в паническом ожидании смерть, которая, подобно убийце, вот-вот выскочит из-за угла. В страхе, как бы смерть не отобрала ребенка, родители отбирают его у жизни.

Не имеется в виду, что излишки опеки нужно заменить полным ее отсутствием. Однако синяки и ссадины нужны – они предмет гордости, путь к открытиям.

«Как жалки эти лилипуты в стране великанов! – любовно восклицает автор, зачарованный тем, как малыш пытается справиться с дверной щеколдой, – Голова вечно задрана кверху, чтоб хоть что-нибудь увидеть. Окна где-то высоко, как в тюрьме. Чтобы сесть на стул, нужно быть акробатом».

Нельзя игнорировать вопросы малыша. В одно время они посыпятся градом: Что творится в носу, когда чихаешь? Кем труднее быть, водолазом или моряком? О чем говорят муравьи? Кто шьет ангелам платья? Можно ли из большой рыбы сделать лодку? Почему нельзя смотреть, как собака вскакивает на собаку?

Будьте так любезные, пани та панове, подыщите ответы на детские вопросы.

Предлагаем вам краткое содержание повести для детей “Король Матиуш Первый” польского писателя и педагога еврейского происхождения Януша Корчака, принесшая ему всемирную известность.

Биография выдающегося польского педагога, писателя, врача и общественного деятеля, посвятившего свою жизнь заботе о сотнях сирот, изложив все это в своих книгах.

Период взросления: по разные стороны баррикад

Большие дети – большие проблемы. Вам еще предстоит пережить школьную адаптацию, домашние задания, искусно скрываемые двойки и замечания в дневнике, первую любовь, переходный возраст, половое созревание, протест юношества.

Ваше положение шатко – в глазах подросшего ребенка вы находитесь во вражеском лагере взрослых. Не имея возможности работать, он вынужден принимать ваши деньги, как милостыню от врага, и чувствовать вашу власть над собой. Не напоминайте о его подневольном положении, не опускайтесь до шантажа. Говорите с ребенком на равных, не допускайте снисходительных смешков, назидательного осуждения в отношении проблем, которые волнуют подростка. Вам они, безусловно, покажутся наивными, но для него они представляют первостепенную важность. Имейте уважение к его детским переживаниям, и он не станет платить вам скрытностью и безразличием.

Любите своего ребенка, но не превращайте его в собственность. Он, прежде всего, личность, человек. Ваша задача – создание условий для его развития и становления. Если у вас все получится, он обязательно вспомнит о своем счастливом детстве.

Януш Корчак: смерть, победившая ложь и зло

Если Бог тебе доверил человека

Имя Януша Корчака я впервые услышал достаточно поздно, уже в университетские годы. Услышал, записал в список программной литературы по курсу педагогики и, конечно же, забыл. Скажу честно, что я не видел, да и теперь не особо вижу себя педагогом, учителем, преподавателем, хотя и учился в педагогическом вузе. Но дисциплину тогда нужно было сдавать, а память о ней, как мне казалось, после этого, навеки останется где-то в зачетке, а потом и вовсе исчезнет.

Господь распорядился иначе. Пригодились и знания, и даже список литературы. И дисциплина оказалась куда намного шире и интереснее, а главное, знания – практически полезными и применимыми, в чем раньше я почему-то сомневался. Но став священником, я со временем осознал, что Бог доверил мне своих детей. И детей разных: счастливых, спокойных, унывающих, неверующих, сомневающихся, порой злых и недоверчивых, надеющихся, ожидающих, ищущих и все равно прекрасных в своей, задуманной Им, неповторимости.

Нет, не работу с людьми поручил, не духовное консультирование, а именно доверил людей как своих детей. И даже наших с женой детей Он мне тоже доверил, а не дал в собственность. Иначе говоря, где-то священник – тоже детоводитель, получается, то есть педагог.

Впрочем, Януш Корчак видел педагогику не наукой именно о детях и воспитании детей: «Одна из грубейших ошибок — считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке»…И с этой фразой для меня очень многое стало на свои места. Какая же все-таки ответственность, если кто-то тебе доверил человека. И не с 8 до 19.00, а каждый день, ежечасно, от младенческого крика до последнего вздоха. Доверил, а не подарил. А это значит не распорядиться, а сохранить.

Душа ребенка равно сложна, как и наша

Удивительна судьба Хенрика Гольдшмидта (настоящее имя Януша Корчака). Родился он в 1878 году Польше, когда та была еще княжеством в составе Российской империи. Учился в русской гимназии. Надо еще не забыть, что по происхождению Хенрик – еврей, а это значило, что особое, зачастую далеко не дружелюбное отношение со стороны окружающих, было знакомо ему с самого детства, несмотря на то, что семья Гольдшмидтов считалась ассимилированной, в которой очень чтились польские традиции.

Уже учась в гимназии, он начинает репетиторскую деятельность, поскольку отец Хенрика Юзеф становится недееспособным по причине душевного заболевания. Во многом болезнь отца стала причиной того, что в дальнейшем Хенрик не заводит семью, боясь, что заболевание генетически передастся его внукам и правнукам, но всю свою жизнь посвящает именно детям. Да и не только жизнь, но и смерть.

По окончании гимназии прекрасно знает русский, немецкий, французский языки, владеет древними языками, поступает и заканчивает медицинский факультет Варшавского университета. В войне с Японией и в Первой мировой войне, а также в советско-польской войне, Корчак, имевший уже к тому времени этот псевдоним, военный врач, часто бывает на передовой, помогает и оказывает раненым не только медицинскую, но и психологическую помощь, а зачастую просто беседует с человеком, помогая ему отвлечься от страданий и боли разговором, каким-либо интересным, увлекательным рассказом.

А между войнами и после них происходит становление Корчака как педагога, публициста и детского писателя. Его работы приобретают всемирную известность, его идеи в педагогике становятся новаторскими, ими интересуются. За годы активной работы, Корчак создает детские приюты в Киеве, в Варшаве, особое внимание уделяется воспитанию сирот. Одним из важнейших принципов педагогической системы Януша Корчака была и есть самовоспитывающая активность детей.

Ведущими чертами его воспитания были такие качества, как самопознание, саморазвитие, самоконтроль, самооценка и еще много различных вещей, которые делает ребенок САМ.

Взрослый может участвовать в воспитании ребенка только любовью, без интереса к личности ребенка и любви к нему общение с ребенком Корчак считал пагубным.

Одной из главных идей, которую Корчак нес родителям, была мысль позволить ребенку вырасти самим собой, а не тем, кем не стали его родители. Видеть в ребенке полноценного человека: «Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил. У простодушного ребёнка выманили игрушку; у взрослого — подпись на векселе. Легкомысленный ребёнок за десятку, данную ему на тетрадь, купил конфет; взрослый проиграл в карты все своё состояние. Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств…» (Как любить ребенка?), одновременно предлагая понять, что на самом деле преимуществ у повзрослевшего человека перед ребенком, если не считать таковой ответственность, по большому счету нет.

Уважать и изучать, открывать личность ребенка, «всё, что достигнуто дрессировкой, нажимом, насилием, — непрочно, неверно и ненадёжно», до уровня ребенка, по мысли Корчака, нужно было не опускаться или приседать, а подтягиваться, расти, становиться на цыпочки, потому что до чувства ребенка надо еще суметь подняться, «душа ребенка равно сложна, как и наша, полна подобных противоречий, в тех же трагичных вечных борениях: стремлюсь и не могу, знаю, что надо, и не умею себя заставить».

Очень точно Корчак указывал на то, что представляет собой воспитание и любовь в том виде в каком они есть сейчас: «Мой ребенок — это моя вещь, мой раб, моя комнатная собачка. Я чешу его за ушами, глажу по челке, украсив ленточками, вывожу на прогулку, дрессирую его, чтобы он был послушен и покладист, а когда надоест: — Иди поиграй. Иди позанимайся. Пора спать». А не так ли это действительно?

Иногда кажется, что те методы и решения, которые когда-то были предложены «старым доктором» – это прямой ответ на те страшные и порой роковые «воспитательские» ошибки, допускаемые родителями в отношении детей. Любить и дать развиваться, наблюдать и не вмешиваться. Казалось бы в идеях Корчака не просто любовь к человеческой личности, но и доверие Творцу этой личности. И напоминание родителям о том, что «ребенок не лотерейный билет, на который должен пасть выигрыш в виде портрета в зале заседаний магистрата или бюста в фойе театра. В каждом есть своя искра, которую может высечь кремень счастья и правды, и, может, в десятом поколении, она вспыхнет пожаром гениальности и, прославив собственный род, осветит человечество светом нового солнца».

Сами нацисты предложили Корчаку свободу

Книги для взрослых и детей, статьи, педагогические исследования, свыше 20 книг о воспитании. К началу Второй мировой войны Януш Корчак был хорошо известен во многих странах. А поскольку огонь и вода в жизни старого доктора уже были, то оставалось самое тяжелое испытание – медными трубами. Слава и известность, заслуги писательские, могли бы обеспечить Янушу Корчаку не только почет и уважение, но и саму жизнь. Вместе со своим «Сиротским домом» Януш Корчак оказался в Варшавском гетто, а это означало только одно – уничтожение.

Еще за несколько лет до войны, может быть предчувствуя развивающиеся события, бывшие ученики старались сделать все, чтобы вывезти доктора Януша из Польши, его ждали в Палестине, в нейтральных странах, куда потом война не дойдет, он много путешествовал, но не оставил свое детище.

Более тридцати лет до своей гибели действовал варшавский «Сиротский дом». Корчак не покинул его и во время оккупации Варшавы нацистами. Более того, в условиях гетто Корчаком были предприняты попытки создания приюта для тяжелобольных и умирающих детей, смертность на огражденной территории была высокая. Так старый доктор предвосхитил идею создания детских хосписов. Понимая невозможность помочь умирающим, Корчак делал все чтобы обеспечить хотя бы достойный и спокойный уход маленьких страдальцев.

Корчака пытались спасти из гетто, он отклонил все попытки вывести его в безопасное место. Наконец, когда судьба еврейских сирот была решена, сами нацисты предложили Корчаку свободу. Однако эта свобода предлагалась только ему. Одному. Поэтому Корчак вместе со своими воспитанниками поднялся в вагон, уходящий в лагерь смерти Треблинка.

Кадр из фильма “Корчак”

Эммануэль Рингельблюм, один из подпольщиков варшавского гетто, оставил воспоминание: «Нам сообщили, что ведут школу медсестёр, аптеки, детский приют Корчака. Стояла ужасная жара. Детей из интернатов я посадил в самом конце площади, у стены. Я надеялся, что сегодня их удастся спасти… Вдруг пришёл приказ вывести интернат. Нет, этого зрелища я никогда не забуду! Это был не обычный марш к вагонам, это был организованный немой протест против бандитизма! Началось шествие, какого никогда ещё до сих пор не было. Выстроенные четвёрками дети. Во главе — Корчак с глазами, устремлёнными вперед, державший двух детей за руки. Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь.

Когда немцы увидели Корчака, они спросили: «Кто этот человек?» Я не мог больше выдержать — слезы хлынули из моих глаз, и я закрыл лицо руками».

6 августа 1942 года Януш Корчак вошел в газовую камеру вместе со своими воспитанниками.

Вернуть доверенное в сохранности, можно, лишь вложив него любовь

В качестве послесловия хотелось бы вспомнить об одном эпизоде, который, скорее всего, наверное, является просто мифом, но, тем не менее, недалеким от правды. Офицер СС, командовавший погрузкой и депортацией в Треблинку, узнал писателя Корчака, узнал того, чьи книги он когда-то в детстве читал, и именно ему было поручено предложить Корчаку покинуть вагон и именно ему Корчак отказал. А совсем недавно я прочитал о том, что летчиком, который сбил самолет Сент-Эксюпери, тоже, как ни странно, оказался один из его читателей.

И Корчак, и Экзюпери – люди, сделавшие в своей жизни нечто очень важное: они написали о человеке прекрасном… не о прямоходящем, не о разумном, а о человеке, который может созидать этот мир, о той глине, которая была оживотворена Духом, о том, кто украсит мир, когда для зла и беды в нем больше не останется места. И в какое безумное, страшное время, в какой разрушительный и страшный век.

Вернуть доверенное в сохранности, можно, лишь вложив него любовь. А иногда и жизнь. Удивительный и страшный подвиг, постичь который нельзя, если ты им не жил всю жизнь. Умирание за этих детей случилось в жизни Корчака не в Треблинке, а гораздо раньше, когда детские глаза посмотрели на него с доверием и любовью. Ответной любовью. И почему-то я уверен, что это чувство не оставило их в этот страшный смертный миг. И даже не чувство. А именно Любовь. Как начало и причина всего.

Светлая и добрая память «старому доктору» и его воспитанникам.

Цитаты и заповеди Януша Корчака или Основатель детского дома радости

Януш Корчак (настоящее имя – Генрик Гольдшмит) – известный польский педагог, врач, писатель, общественный деятель. Он не был психологом по образованию, но если окунуться в то время, когда жил Януш Корчак (1878 – 1942), понять, как он жил, какие истины исповедовал и какие труды оставил после себя, приходит безоговорочное осознание того, сколько сделал этот выдающийся деятель для понимания психологии детей. Его многочисленные труды об истинных ценностях жизни и становлении личности, среди которых «Право ребенка на уважение», «Как любить ребенка» говорят сами за себя…

Упоминание о Януше Корчаке, часто звучит в контексте воспитателя и Педагога с большой буквы, при этом многие упускают из вида то, что Януш Корчак начинал свою деятельность педиатром. Жизненный путь этой незаурядной личности позволяет понять, что выбранные им два направления – лечение детей и просветительская деятельность практически всю жизнь шли параллельно друг другу.

Поступив на медицинский факультет Варшавского университета, Януш начал изучать педагогическую деятельность и идеи Песталоцци. Он совершал ознакомительные поездки по всей Европе с целью понять, в каких условиях живут дети в приютах в разных уголках мира. Корчак интересовался образованием в школах и системой здравоохранения в детских больницах: слушал лекции, знакомился с различными воспитательными учреждениями и проходил практику в детских клиниках.

За время работы в детских больницах, он проникся любовью и уважением к детской душе, обратив внимание на то, «с каким достоинством, по-взрослому и мудро умеет умирать ребенок…». Он сделал целью всей своей жизни обеспечить обездоленным и осиротевшим детям достойную жизнь. Корчак одним из первых попытался встать на место детей, не просто обиженных судьбой, но и находящихся в униженной зависимости от взрослых.

На протяжении жизни он пытался лечить не только тела, но и души детей.

Он делает всё возможное, чтобы защитить их от одиночества, отчаяния и боли.

Мечты сбываются… Детский дом радости

Достаточно молодым, в возрасте 33 лет, Янушу Корчаку удалось осуществить свою мечту. Он открыл в Варшаве «Дом сирот», которым впоследствии руководил до конца жизни. Детский дом радости – так еще называли творение Корчака, не был приютом в традиционном понимании этого слова. Необычное, а для многих детей, единственное пристанище было похоже на детскую республику, где Януш применял новаторские педагогические методики. Корчак акцентировал свое внимание на признании ценности личности ребенка, признания за ребенком права на индивидуальность. Корчак был уверен, что становление ребенка как личности – это долгий процесс пробуждения и развития в ребенке потребности к самосознанию, самоконтролю и воли к самосовершенствованию.

Уникальному «Дому сирот» не было равных во всей Европе. Создавался он на средства неравнодушных людей и стал оазисом доброты и настоящим пристанищем не только для двухсот детишек, но и для самого Корчака. В доме все жили по особым правилам, которые учили детей любить и уважать себя, быть трудолюбивыми и с оптимизмом смотреть на жизнь. В приюте работало детское самоуправление, существовал детский товарищеский суд и совет при суде. Решения суда были обязательны для руководства приюта, причем, «подсудимыми» могли стать не только воспитанники приюта, но и его воспитатели. Детский суд был судом, который не выносил никаких наказаний, потому что в детской республике действовал непреложный закон: «Если кто-то сделал что-нибудь плохое, лучше всего простить его. Если сделал плохое, потому что не знал, что это плохо, теперь уже будет знать. Если сделал плохое не нарочно, в будущем будет осторожнее».

Во время гитлеровского холокоста старый доктор не оставил детей на произвол судьбы. В 1940 году его арестовали, несколько месяцев он просидел в тюрьме, откуда Януша Корчака выкупили его бывшие воспитанники. Вернувшись в «Дом Сирот», который на тот момент находился на территории Варшавского гетто, Корчак продолжал поддерживать дух воспитанников, несмотря на то, что положение детей с каждым днем ухудшалось. Множество людей пытались уговорить Корчака покинуть гетто, зная, что власти разрешили ему уходить и возвращаться, но Корчак отказался бросить детей и спасти свою жизнь. Трижды ему предлагали спастись, трижды, он отказывался…

В августе 1942 года основателя детского дома радости и двести его воспитанников отправили в концлагерь в Треблинку, где через непродолжительное время Януш Корчак вместе со всеми детьми встретил смерть в газовой камере…

О том, как относился этот удивительный человек к детям, без лишних слов становится понятно, читая его красноречивые цитаты и заповеди, с которыми стоит ознакомиться каждому родителю:

«Детство – фундамент жизни. Без безмятежного, наполненного детства, последующая жизнь будет ущербной. Ребенок – это ученый в лаборатории, напрягающий свою волю и ум для решения труднейших задач».

«Упрямый ребенок – это результат неразумного поведения матери».

«Детей нет, есть люди: с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств».

«Детское «дай», даже просто протянутая рука должны столкнуться когда-нибудь с нашим «нет», а от этих первых «не дам, не разрешаю» зависит успех целого и огромного раздела воспитательной работы».

«Меня не касается, маленький кто-либо или большой и что говорят про него другие: красив, некрасив, умён, глуп; меня не касается даже, хорошо ли учится, хуже меня или лучше; девочка это или мальчик. Для меня человек хорош, если хорошо относится к людям, если не желает и не делает зла, если он добрый».

Десять заповедей воспитания детей:

  1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.
  2. Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот – третьему, и это необратимый закон благодарности.
  3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.
  4. Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и будь уверен – ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.
  5. Не унижай!
  6. Не забывай, что самые важные встречи человека – его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них – мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.
  7. Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка, просто помни: для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.
  8. Ребенок – это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод от плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня.
  9. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.
  10. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.
  11. Люби своего ребенка любым – неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним – радуйся, потому что ребенок – это праздник, который пока с тобой.

Онлайн чтение книги Как любить ребенка (часть 1)
Януш Корчак. Как любить ребенка

Как любить ребенка

Как любить ребенка

«Сыном мне стала идея служения детям…»

Перевод с польского Е. Зениной и Э. Тареевой

То, чего нам так не хватает…

А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви.

Есть простая поговорка: как аукнется, так и откликнется. Сколько положишь, столько и получишь. Верные вроде бы формулы. Только если следовать лишь им, добьешься одного воспроизводства. Для сеятеля это просто беда, когда зерна он снимет ровно столько же, сколько посеял. Пахарь должен получить прибавок, только тогда он выживет, прокормит свою семью. Так же точно и общество должно бы существовать. Прогресс состоит из прибавок, которые дают поколения, «посеянные» их родителями и наставниками. Конечно, прибавок этот есть, но в каких пространствах? В пространстве человеческих знаний, конечно. В области технологий. А как с духовностью? Увы, в этой тонкой сфере воспроизводства мы радуемся даже простому отклику на ауканье. И слишком часто замечаем простые потери: не больше, нет, а меньше становится доброты, милосердности. Грубее и жестче отношения между самыми добрыми вроде бы людьми. Исполнение долга в межчеловеческих отношениях уступает служебным обязанностям — там человек и обязательнее, и профессиональнее. А любовь к детям стала напоминать любовь к собственному имуществу. Впрочем, имущество порой дороже людей… Что может быть печальней и горше! Давно замечено: и лучшие, и худшие стороны человека выявляет беда. Януш Корчак не только последние месяцы своего бытия, но всю предыдущую жизнь стоял рядом с бедой, точнее, жил в ее гуще. Сиротство, эта библейски древняя форма человеческого одиночества, требует сострадания и соучастия, самоотверженной и терпеливой любви настоящих стоиков и гуманистов.

Януш Корчак первый из них, но не временем, пусть трагическим, измерено это первенство, а мерой его выбора, мерой честности.

Мера эта — смерть.

Не только поляки чтут выбор своего бессмертного учителя. Его имя внесено в святцы и мировой педагогики, и элементарной человеческой порядочности. И именно в его устах, под его пером в высшей степени правомерно звучит дидактическое, даже назидательное наставление: как любить детей.

Эта небольшая книжка — своеобычный манифест гуманизма. Нестареющий завет, переданный в наши и грядущие времена из времен как будто от нас удаленных и в то же время совершенно похожих, потому что речь идет о любви к детям, а это ценность постоянная. Духовная комфортность делает человека толстокожим, совершает в его сознании странные подвижки, когда ценности мнимые застят свет, а ценности подлинные уходят обочь. Каждому рано или поздно воздается по заслугам, но часто — слишком поздно, когда ничего не исправишь, и в этом истоки многих человеческих драм. Те, кто воображает, будто доброта и любовь малозначимые, второстепенные качества, которые не помогают, а, напротив, даже вредят, допустим, при достижении карьеры, бывают наказаны на краю этой карьеры, а еще чаще — на краю собственной жизни — нелюбовью и недобротой окружающих.

И пусть же всякий, кто спохватится и заторопится вперед — от нелюбви к любви, от недоброты к доброте, припадет как к чистому итогу — к этой последней заповеди Януша Корчака.

Альберт Лиханов, лауреат Международной премии имени Януша Корчака

Ведь родиться — не то, что воскреснуть: могила отдаст нас, но не взглянет на нас, как мать.

Еще по теме:

  • Статья 237 гк рф с комментариями Статья 237. Обращение взыскания на имущество по обязательствам собственника 1. Изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения […]
  • Поздравление сотруднику при увольнении Прикольные поздравления при увольнении с работы Уходишь с работы? Не повод для грусти.Душа твоя пусть это место отпустит,Чтоб с новой мечтою и с новым желаньемНа месте другом обрести пониманье. Найти там друзей, обрести уваженье,И не за […]
  • Семейный кодекс статья 14 пункт в Статья 13 СК РФ. Брачный возраст 1. Брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет. 2. При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц […]
  • Статья 105 трудового кодекса рф Статья 105. Разделение рабочего дня на части На тех работах, где это необходимо вследствие особого характера труда, а также при производстве работ, интенсивность которых неодинакова в течение рабочего дня (смены), рабочий день может быть […]
  • Как оформить запрос в конституционный суд рф Обратиться в Конституционный суд теперь можно через интернет Конституционный суд России определил порядок подачи сообщений в электронном виде – соответствующие поправки внесены в Регламент КС РФ в соответствии с решением от 02.07.2015 […]
  • Как вести себя с сыном при разводе Поведение супругов на разводе в суде Развод – такая штука, которая смывает с личности маску, как сильный дождь некачественную тушь с ресниц. Те, кто пережили развод, утверждали позже, что даже не подозревали, каков на самом деле их […]