Картинка мне не стать мамой

Картинка мне не стать мамой

Картинка с сайта pinterest

Многие женщины обеспокоены тем, что им приходится воспитывать кроме своих детей ещё и ребенка собственной свекрови, то есть своего мужа. Некоторое время это их не напрягает. До поры до времени…
«Моему мужу нужно рассказывать все по сто раз, чтобы убедиться в том, что он все понял правильно. Он умрет от голода возле полного холодильника!». Такие жалобы женщин не редкость. Не думаем, в полицейских отчетах был зафиксирован хоть один подобный случай смерти. Но одно мы точно знаем – когда женщина ведет себя как «мама», это опасно для ее психического здоровья и ее либидо.

Во-первых, когда Вы относитесь к своему мужу как к ребенку , Вы рискуете романтическими отношениями в браке.
Во-вторых, психологи говорят, что желание контролировать другого человека, доведенное до абсурда, превращается в желание «убить» объект контроля, ведь в этом случае Вам не придется беспокоиться о том, что он рано или поздно сорвётся с поводка, на котором удерживается. Вы хотите попробовать это на собственном опыте?

Итак, ниже Вы найдете восемь советов о том, как не превратиться из любимой жены в мать для своего мужа.

1. Утром не ведите себя так, как если бы Ваш муж был ребенком детского сада, которого с болью в сердце нужно передать враждебно настроенному воспитателю. Не надо поправлять его воротник или шарф, давать ему носовой платок и спрашивать его: «Зая, ты взял ключ, деньги, сотовый?»

2. Не пытайтесь контролировать мужа. Никогда не заставляйте его рассказывать Вам, с кем и о чем он только что говорил по телефону, и о том, что ответил ему собеседник. В противном случае вместо послушного мальчика-мужа Вы получите подростка, который расскажет Вам тонну лжи только для того, чтобы Вы не лезли в его дела и не ущемляли святое – его свободу.

3. «Позвони мне, когда ты придешь, а то я буду беспокоиться», «Не пей кофе натощак», «Не задерживайся слишком долго!» – удалите эти и подобные фразы из своего лексикона, если Вы хотите сохранить страсть в своих отношениях.

4. Не загоняйте своего мужа в угол, когда дело доходит до каких-либо планов. Оставьте ему шанс маневрировать – не решайте за двоих, где и как Вы будете проводить свободное время.

5. Не принуждайте своего мужа давать Вам подробный отчет за тот период времени, который он провел без Вас, если только он сам не против поделиться этим с Вами (если Вы недавно поженились, имеет смысл обсуждать семейную жизнь, чтобы избежать недопонимания).

6. Не предъявляете своим любимым за один и тот же «проступок» более двух раз. В противном случае он автоматически «выключится», проигнорирует Ваши слова и автоматически «включится» уже в конце Вашего страстного монолога.

7. Помните, что когда Вы берете всю заботу о Вашем быте на себя (готовите обед, стираете, убираете, словом, предоставляете полный сервис, в то время как муж зависает в социальных сетях), он будет испытывать к Вам такое же чувство, как к матери, но не как к любимой женщине.

8. И самое главное – время от времени ведите себя очень беспомощно, чтобы у Вашего любимого человека возникло желание позаботиться о Вас.
И самое главное – не забудьте закрепить успех!

как стать идеальной мамой?

Лично моя картинка такая. Она всегда в хорошем настроении и готова к играм. Она читает детям сказки перед сном. Знает миллионы стихов наизусть. Поет песенки и рассказывает потешки. Сама шьет игрушки и придумывает игры. Печет каждый день печенье. Готовит 4 раза в день полезно, вкусно и красиво. В ее сумке – мини-МЧС – всегда и салфетки, и аптечка, и запасная одежда, и игрушки. Она возит ребенка на 3-4 секции. Ее дети всегда чисты, воспитаны, не плачут, не дерутся, не кричат.

Могу ли я себя отнести к идеалу? Вовсе нет.

Иногда я бываю не в настроении. Иногда мне хочется побыть вне дома. Я не читаю на ночь сказок, не знаю наизусть Барто. Мои дети играют машинками и паровозами. Печенье я готовлю раз в неделю – или реже. А в сумке никогда нет салфеток.

Переживаю ли я по этому поводу? Иногда – да. Раньше – очень сильно.

Когда я была беременна первый раз, мне казалось, что я буду именно такой. Мне хотелось быть такой. Я была уверена, что ребенок не станет плакать по ночам, будет любить мишку с музыкой над кроваткой, будет на грудном вскармливании долго…. Но меня ждало разочарование…

Оказалось, что у каждого ребенка своя судьба. И я могу пытаться ее изменить – в будущем. Но прошлое нужно принять как есть. Например, сложные роды и ранний отказ от груди у старшего сына. Сейчас изменить ничего нельзя. Но вместо того, чтобы убиваться на эту тему, можно подумать о том, что ему тоже зачем-то нужно было прийти именно так. И это не мне решать.

Оказалось, что не всем детям нужны сказки на ночь. Мои парни – вечерние и ночные обнимашки. Им нужны мамины руки – массаж и поглаживания, объятия, поцелуи и слова любви. Сказки и книги прочно байкотируются. Хотя при этом они рады послушать любые истории днем.

Оказалось, что не все дети любят то, что полезно по мнению социума. Но ведь я же тоже была таким ребенком. Привередливым в еде. Дети знают свои потребности лучше. И маленький у нас вообще практически сыроед. Хотя его никто не заставлял – и я пыталась его кормить «как всех». Но вместо супа он предпочтет морковку. Или огурчик. Или арбуз. Или манго. Или орешек. Или йогурт. Он сам знает, что ему надо.

Оказалось, что для того, чтобы предусмотреть все – нужно таскать с собой несколько килограмм. Всегда. Я не готова к этому – и уже сменила http://www.valyaeva.ru/?p=6769 . Какой-то набор на всякий случай живет у нас в машине. Но там – только самое-самое.

Оказалось, что детям полезно видеть эмоции родителей. Без перегибов и истерик. Без жалоб на папу, Но видеть, что удар в глаз карандашом – это больно – ребенку на благо. Потому что мы растим их в социуме. И если мы будем делать вид, что все хорошо, то ребенок будет удивлен, когда за то же самое в другом месте – получит сдачи.

Оказалось, что невозможно всегда быть в хорошем настроении. Случается и ПМС, и болезни, и новолуния и много еще чего. Иногда просто платье не застегивается. Или порвалась любимая скатерть. Конечно, не надо срываться на детях. Но почему бы им не видеть маму разной? Мама ведь человек, а не биоробот.

Оказалось, что детям многие секции и не нужны. http://www.valyaeva.ru/?p=1201 . И время для игр и роста. Хотя именно это время «идеально для раннего развития»!

Оказалось, что детям лучше всего тогда, когда внимание мамы на папе. Тогда они могут купаться в любви родителей друг к другу. И на их плечах тогда нет ответственности за счастье мамы. Хотя так легко позабыть о муже, когда в доме появляется маленький, беззащитный и родной человек.

Оказалось, что детям нужно ставить границы и наказывать. Иногда – поставить в угол. Иногда – временно забрать любимую игрушку. Иногда – шлепнуть по попе. Оказалось, что это помогает им развиваться, а не создает психологические травмы. Самые большие травмы приносит родительское равнодушие или попустительство. И конечно, жестокость и насилие. А если у наказывающего – в сердце Любовь – это только помогает.

Оказалось, что от моего внутреннего состояния зависит состояние детей. Даже если я этого не показываю. Даже если я улыбаюсь, когда внутри разрывается граната. И когда я заведена – они бесятся и выдают в мир все то, что я сдерживаю. Поэтому бессмысленно работать с детской агрессией. Надо рассмотреть свои подавленные злость и недовольство. И бессмысленно делать хорошую мину при плохой игре. Дети ведь очень тонкие барометры.

Оказалось, что чем больше стараешься быть http://www.valyaeva.ru/?p=6223 или идеальной – тем больше проблем начинается. И со здоровьем, и в отношениях. И с самими детьми. Я так могу легко определить, что меня снова заносит. По болезни кого-то из детей. Или по его плохому поведению – особенно публичному.

Ведь оказалось, что больше всего я переживаю от того, что люди подумают. Когда увидят моего ребенка с черными пятками (потому что он любит босиком ходить). Когда заметят, как шестилетний Даня едет в коляске брата, когда совсем устал от прогулок. Когда узнают, что у меня нет в сумке салфеток или сменного памперса. Когда мой ребенок заплачет, раскапризничается, закричит или кого-то стукнет. Тогда все поймут, что я не идеальная мама. А дальше – наверняка разверзнутся небеса и случится конец света.

А потом я узнала, что есть такой психолог – Винникот. И о таких, как я, — он много думал. И нашел гениальный выход. В том, что ребенку и не нужна идеальная мама. Потому как идеальных не существует, стремиться к идеалу можно вечно. А по пути к этому идеалу можно съесть себя живьем за несоответствие. Ребенку нужна – достаточно хорошая мама.

Достаточно хорошая – это та, которая желает ему добра. И поэтому кормит, заботится, ухаживает, любит, играет. В меру своих сил – физических и психологических. Под это описание подходит большинство мам. И тех, которые зовут себя «ехиднами» — тоже.

Я не призываю вас забыть свои материнские обязанности. Я за разумный подход. За то, чтобы мы, женщины, перестали тратить столько сил на сравнения себя с этим идеалом. Я за то, чтобы мы изучали потребности и особенности наших детей, а не то, что пишут умные книги. Я за то, чтобы мы после рождения детей продолжали жить – интересно и ярко, а не становились придатком к ребенку или его прислугой.

Я за то, чтобы мы, достаточно хорошие мамы, уже успокоились на тему: «Достаточно ли я делаю, как мама? Или я могла бы сделать больше и лучше?». И перестали отказываться от себя, своих особенностей и желаний во имя детей. Они вряд ли потом захотят услышать, что мы им отдали всю молодость, всю жизнь и все мечты.

Быть достаточно хорошей мамой – это облегчение и возможность, наконец, выдохнуть (Выдыхай, Бобер, выдыхай!). Кроме того это возможность получать больше удовольствия и счастья от материнства. А для ребенка – это и вовсе подарок. Когда мама за рамками социума, правилами и моралью, наконец, увидит и его самого…… Лично я о своих детях узнала очень много нового, когда перестала стараться стать идеальной…

Как я перестала быть мамой… чтобы стать мамой

Моё сердце радовалось каждый раз, когда я приходила к тебе в гости и видела, как в твоих потускневших глазах снова загорается тепло. И как невыносим был этот тихий вздох, когда мне нужно было ехать домой к мужу, и слова: «Живите счастливо, я тут сама как-нибудь»

Каждая из нас играла в детстве в дочки-матери. Я помню летний двор нашего дома, запах цветущей акации и хоровод таких же, как и я, девочек в разноцветных платьицах. Они держат в руках свои куклы, кормят их, укладывают спать… Они смеются, иногда шлёпают своих игрушечных детей за плохое поведение, а потом делятся друг с дружкой своим опытом за воображаемой чашкой чая.

День кончается, и я бегу домой. Взлетаю по лестнице на пятый этаж, распахиваю дверь нашей квартиры и вдыхаю запахи свежеприготовленного ужина.

Я вижу её и падаю в нежные объятия — моей настоящей и самой любимой мамы на свете.

Помню тепло маминых рук, её ласковые поцелуи, которые могли вылечить любой ушиб, простуду, обиду. Она наполняла меня уверенностью, силой, мудростью, и так я и росла — весёлой, счастливой девочкой, у которой была надёжная опора, девочкой, которая могла прийти домой и рассказать обо всём, что её беспокоит, и найти поддержку, выслушать мудрый совет, когда он так нужен. А после снова идти и играть, ни о чём не беспокоясь.

Я пошла в первый класс. У меня появились первые школьные друзья, свои интересы. Я стала увлекаться искусством — писать стихи, рисовать.

Я взрослела, задавала вопросы.

— В чём смысл жизни, мам?

— Дети — это самое большое счастье, которое только может быть.

— Почему нельзя просто быть счастливой?

Так заканчивались наши короткие разговоры о смысле жизни, и я думала — какая же я глупая, потому что не могу понять, как это так. Неужели материнство — это настолько большое счастье, что всё остальное счастье в жизни просто меркнет? Неужели все мои мечты и увлечения — это не важно? Но разве с мамой можно спорить?

И я решила жить и наблюдать: какое же оно — настоящее счастье.

И я смотрела на маму уже другими глазами, но то, что я видела, меня поражало всё больше и больше с каждым годом — то, как она долго переживает, когда возникают конфликты с близкими, как она болеет и грустит, если её обидели. То, как она проводит почти всё свободное время в шумных компаниях, где много выпивают, как часто не ночует дома, и то, что у неё нет почти никаких увлечений.

Я пыталась показать ей, как можно радоваться. Мне хотелось, чтобы она тоже стала счастливой, хотя бы немного. Я дарила ей наборы для вышивания, книги, косметику. Делала своими маленькими ручками открытки, цветными фломастерами вписывала в них стихи собственного сочинения.

А после подолгу плакала, когда находила свои помятые открытки вместе с другим мусором, когда убиралась в квартире.

Но я никогда не показывала ей своих слёз, потому что если она вдруг заметит и узнает, что это из-за неё, то заболеет или опять не придёт домой ночевать. Нет, я не могла больше быть маленькой, ведь на мне же лежит огромная ответственность — и это ответственность за счастье мамы.

Я была такой, какой ей хотелось меня видеть — самостоятельной и ответственной личностью. Я была рядом, когда ей нужна была поддержка, чтобы подставить плечо, пожалеть, поцеловать её мокрую от слёз щеку. Ведь волшебные поцелуи мамы излечивают любую боль!

Так началась наша игра в дочки-матери. Я искренне радовалась маминым успехам, улыбкам. Но когда она болела, то немая боль душила меня. Чтобы хоть как-то облегчить её, я взяла в руки свою первую сигарету. Мне было тяжело, невыносимо видеть её страдания!

В особенно тёмные моменты я осознавала, насколько же на самом деле тяжело быть мамой, но тогда я ещё не понимала, почему я так чувствую. Но самое страшное — это то, что я не могла рассказать об этом самому близкому человеку в своей жизни, ведь тогда я бы разрушила её жизнь, если бы сломала единственную соломинку, которая дарила ей смысл — иллюзию того, что дети приносят счастье.

В поисках ответов я прочла много книг. Я нашла для себя способ быть счастливой вне зависимости от счастья мамы. Я отделилась от родителей, стала строить свою жизнь.

Я жила, взрослела. Когда мама расстраивалась, то я ждала, пока она успокоится, а потом мы разговаривали. Я играла в эту игру и чувствовала себя мудрой и самодостаточной девушкой, которая помогает маме взрослеть.

Я всегда была рядом, когда ей нужна была поддержка. Я чувствовала, что постепенно выстроила баланс, что я смогу научиться на своём опыте и просто быть счастливой женщиной и дарить счастье своим детям.

Я вышла замуж за любимого,строила карьеру, заканчивала институт. И вдруг заболел отец — неоперабельная раковая опухоль.

Я помню, как шла по больничном коридору одна, держа в руках снимки с МРТ. Это был момент, когда моей внутренней девочке хотелось плакать и колотить больничные стены, но я просто шла и говорила ей, что сейчас ей так нельзя.

Я повторяла ей те же слова, которые говорила мне мама — не веди себя как истеричка, ведь ты же сильная и взрослая женщина!

Мне нельзя быть больше слабой, ведь мама не справится одна. Ведь она же останется совсем одинокой, а я — сильная и взрослая женщина, я справлюсь. В тот день я надела эту маску и уже не смогла сама её снять, потому что я знала, что я смогу выдержать и жить дальше, а она — нет.

Я делала то, что могла — помогала с уходом за папой, ездила за лекарствами. А потом организовывала похороны. Мы пережили эту боль вместе, как одна семья, но для неё этот удар судьбы оказался слишком сильным.

Моё сердце радовалось каждый раз, когда я приходила к тебе в гости и видела, как в твоих потускневших глазах снова загорается тепло. И как невыносим был этот тихий вздох, когда мне нужно было ехать домой к мужу, и слова: «Живите счастливо, я тут сама как-нибудь».

Но самыми тяжёлыми были дни, когда ты выбирала алкоголь.

Я хотела, правда хотела тебе помочь, но я уже не могла разорваться между мужем и тобой.

Дрожащим руками я брала телефон, когда мне приходили твои сообщения, и слёзы текли по моим щекам. «Мне незачем больше жить», «папа был гораздо лучше твоего мужа», «я никому теперь не нужна».

Словно острые кинжалы, слова пронзали мою душу, и я тонула в этой боли, пока еле слышный голос моей собственной девочки тихо умирал в сигаретном дыму.

Я хотела, чтобы у тебя поскорее появились внуки, чтобы они, как лучики света, наполнили твою жизнь новым смыслом и чтобы мне стало хоть немного легче дышать.

Но дети не пришли. И сейчас я понимаю, насколько мудрым был этот выбор. Но пока я этого не осознавала, я тратила свою жизнь на эту неравную борьбу с Богом. Я убила столько лет на походы по врачам, таблетки, уколы. Но мне становилось только хуже. Новые болезни, нервы, депрессии. После одной болезни появляется другая, и это бесконечно — почки, эрозия, эндометриоз… Пока опухоль не проникла в мочевой пузырь.

Я помню тот момент, когда ко мне наконец пришло озарение. Я лежала на хирургическом столе перед операцией и смотрела на маску, которую ко мне подносила медсестра, чтобы я уснула.

Эта маска… Снова она, новый слой пластика на моём лице, который заставит противный голос внутри заткнуться… И вдруг я поняла, что эта самая маска может быть последним, что я вижу в этой жизни.

И мне не было ни больно, ни грустно. Я как будто бы даже была готова к такому исходу. А что, умереть молодой и красивой, только жаль было что я так и не успела… Странно, но я совершенно не думала о том что не успела стать мамой и родить детей. Нет, это было как будто бы и не важно, материнство как-то отошло на второй план. В тот момент я отпустила эту мечту. Пелена, которая застилала мои глаза, рухнула, и я вдруг увидела настоящую себя. Все моё тело будто пронзил разряд тока, и я осознала, что самое важное я так и не успела — я так и не дописала свою книгу. И я бы всё отдала, чтобы у меня был шанс вернуться в жизнь и опубликовать её. В тот миг мне так захотелось жить!

После было долгое восстановление, работа с психологом. И сейчас я благодарна Богу за то, что Он привёл меня сюда, в Школу осознанного материнства. Здесь я наконец стала слышать тихий голос той маленькой девочки с куклой в руках. Девочку, у которой была огромная мечта!

И я стала идти туда, на её едва слышный голос, и с каждым шагом этот голос звучал всё увереннее и взрослее. Я стала слышать и понимать её, и давать ей любовь. Много любви, в которой она росла и крепла.

Я шла по жизни и смотрела на своё отражение, и видела, как эта девочка взрослеет. Мне больше не хотелось её заткнуть, когда ей было тяжело. Нет, я разрешила ей плакать и бить подушку, чтобы выпускать наружу накопленную боль. Я разрешила ей улыбаться и жить, без оглядки на состояние мамы. Я разрешила ей любить своего мужчину, писать книгу, наслаждаться каждым прожитым днём.

Я разрешила себе быть не мамой, а просто дочкой, и больше не тратить бесценные годы на попытки повлиять на мамино счастье.

Ты говоришь, что у тебя больше нет дочери, но это не так. Просто я перестала играть с тобой в эту игру, и я разрешаю себе больше не быть твоей мамой.

Слёзы катятся по щекам, а губы шепчут заученную мантру: «Ты большая, а я маленькая. Ты взрослая, и ты справишься. Я твоя дочь, а ты моя мама, и по-другому никак».

Я знаю, что настанет тот день, когда я впервые увижу свою доченьку, и на день её рождения я приготовила самый лучший подарок, который только можно подарить своему ребёнку. И этот подарок — счастливая мама.

Пять лет спустя мы идём вместе с ней по парку, тёплое солнце пробивается сквозь молодую листву. На нас одеты похожие платья — воздушные и яркие. Мы едим мороженое и говорим.

— В чём смысл жизни, мам?

Я поворачиваюсь к ней, улыбаюсь:

— Смысл в том, чтобы быть счастливой.

— Просто слушай своё сердце и делай то, что любишь. Счастье — оно повсюду. Наслаждайся каждым новым днём, дыши этим небом, грейся в лучах солнца. Жизнь — она удивительная!

Автор Любовь Леонова, выпускница школы Гладева

Никогда не буду стараться стать для сына мужа мамой, не буду сюсюкать и баловать

Скажу сразу — я не очень люблю детей. Наверное, именно поэтому мне «посчастливилось» выйти замуж за разведенного мужчину с маленьким ребенком от первого брака. Когда мы начали встречаться с Максимом, я знала, что он женат и у него есть сын. Конечно, не похоже на безоблачное начало семейной жизни, но в тот момент никто не остановил меня, я не услышала ни от родителей, ни от друзей: «Что ты делаешь, он же женат и с ребенком!».

Злая мачеха

На момент начала наших отношений Саше было всего 1,5 года (сын живет с мамой, но много времени проводит с отцом, т. е. в нашем доме). Думаю, что именно это помогло нам в налаживании общения — мальчик был открыт ко всему новому, не имел тех предрассудков, которые могут быть у детей постарше по отношению к новым спутникам разведенных родителей. Да и мне было проще принять такого крохотульку. Для себя я сразу определила, что никогда не буду стараться стать для Саши второй мамой, не буду сюсюкать и баловать. Мне кажется правильнее в общении с ним быть искренней, настоящей. Сейчас Саше уже 6 лет, иной раз приходится ругать и строить, так как парень подрос и уже пробует «качать права». В шутку называю себя «злой мачехой», потому что со мной капризы и истерики никогда не прокатят. Максим, напротив, очень любит баловать, может идти на поводу. Тут я уже ругаю Максима за чрезмерную опеку, так как не считаю, что это полезно для любого ребенка, тем более для мальчика. Был один просто адский случай, я его помню до сих пор. Мы были на отдыхе, и Саша себя отвратительно вел весь день: капризничал, орал, постоянно ныл и что-то требовал. Мне хотелось выбросить его в море, а Максим, наоборот, всячески пытался выяснить причину такого поведения и сочувствовал. Оказалось, Саша натер ногу. Макс решил это все осмотреть и обработать, но даже не успел дотронуться до Сашиной ноги, как тот начал визжать, будто ему отрывают голову. Тут мое терпение лопнуло, я его тряхнула и злобно прошипела: «Да замолчи уже!». Не разговаривала с ними обоими весь день, не могла на них даже смотреть спокойно.

Как-то мы смотрели сериал, где был мальчик с паранормальными способностями по имени Виктор, который смотрел исподлобья страшным взглядом. Вот Саша на меня именно так смотрит, когда злится или обижен. Я называю это «взгляд Виктора». Он злится на меня за что-то, я злюсь на него за что-то, это нормально, мы семья, а в семьях бывает, что кто-то кого-то выбесил.

Хватит доставать бывшего

Конечно, свои сложности были и с мамой Саши. Думаю, не ошибусь, если скажу, что дружеское общение между бывшими мужем и женой и их новыми мужьями/женами — редкий случай. В принципе, нас можно отнести к этим редким случаям. Мы в этой истории все молодцы, но так было не сразу. Бывали ли моменты, когда очередной звонок Сашиной мамы меня бесил? Да, безусловно. Купить то или это, забрать Сашу на два-три месяца, пока она в командировке или в отпуске, бросить все планы и отвезти куда-то… У Макса все это не вызывает негатива, он всегда готов. А вот меня это раздражало. Особенно если приходилось отказываться от халтур по работе. И не все звонки могли касаться ребенка. Это могла быть, например, просьба привезти ей срочно денег, чтобы выкупить водительские права. Как-то я не вытерпела, выхватила у мужа трубку и сказала: «Да позвони ты уже своим друзьям, хватит бывшего мужа доставать!». Давление на тему денег, которых, сколько бы ни давал Максим, всегда не достаточно — это отдельная тема, но на этом я стараюсь не заострять внимание. У них общий ребенок, чего я, собственно, хотела?

Рожу — пойму!

Вообще мнения разделились — есть те, кто восхищается тем, что я отношусь к Саше как к родному. Есть и такие, которые считают, что я все же не принимаю его как своего. Поскольку пока своих детей у меня нет, мне сложно понять, как это — «принять, как своего». Но чувствую, что он меня любит. Он классный, контактный, добрый парень. Мне с ним в целом легко. Если у нас с Сашей бывают конфликты, Максим всегда встает на сторону правого, старается быть справедливым. Он вообще очень хороший отец, трепетный внимательный, любит Сашу безусловно и безоговорочно. Меня всегда очень подкупало такое его отношение к ребенку. Думаю, для него идеально было бы, если бы мы всегда и везде были втроем. Хотя мне, конечно же, приятнее провести время вдвоем с мужем.

Никогда не ставила Максима в позицию выбора, тут очевидно, что ребенок для него на первом месте. Выбор был бы не в мою пользу, как бы сильно он меня ни любил.

При этом Максим всегда умеет найти баланс, чтобы никого не обидеть. Я это очень ценю и принимаю все, как есть. Хотя, не скрою, одно время было сложно и немного грустно осознавать, что всегда есть тот, кто для него важнее меня. Подруги, у которых уже есть свои дети, говорят: «Родишь, поймешь!». Очень на это надеюсь!

Стать мамой особенного ребенка, принять и перестать бояться

Когда ты становишься мамой, все в мире приобретает новые смыслы и краски. Вот, ты жила сама по себе, имела свободное время, распоряжалась своей жизнью в полном смысле этого слова. А теперь ты мама. Ты не одна. Все изменилось.

Когда в семье появляется ребенок, мама по-другому начинает смотреть на свои поступки и слова, начинает оценивать их со стороны. Ее начинает волновать миллион вопросов: как быть идеальным примером для своего малыша? Как помочь ему стать самым лучшим и сильным, как дать ему все самое интересное, прогрессивное, перспективное? Как устроить его в самую крутую школу, а потом — в университет? Как поступить, если он захочет себе какой-нибудь гаджет, что делать, когда он захочет набить татуировку? Какими будут наши внуки, в конце-концов? Мы начинаем загадывать далеко вперед, мечтать о будущем.

Все эти вопросы отходят на второй план лишь в одном случае — когда твой ребенок не такой, как все. Все вокруг начинает подчиняться другим приоритетам, включаются иные инстинкты, когда ты борешься не за качество жизни, а за саму жизнь.

Моя беременность была самой обыкновенной. Вернее, я относилась к ней, как к самой обыкновенной беременности. Анализы в порядке, врачи не давали никаких комментариев, недомоганий не было. В принципе, я жила, как и раньше, меняясь внешне, становясь мечтательной и изощренной в еде.

Роды, как мне казалось, тоже прошли достаточно легко, хотя, мне было не с чем сравнить. Нина — моя первая дочь, и я совсем не догадывалась, что что-то могло быть не так. Мне казалось, если ребенок закричал, появился на свет в срок и без хирургического вмешательства — все прошло гладко. Но теперь я знаю, сколько бывает нюансов и как они могут влиять на здоровье малыша. Стимуляция, гипоксия, переворот ребенка во время рождения, некорректные врачебные манипуляции — все это произошло с нами.

Как это часто бывает, нам поставили 8/9 по шкале Апгар, но ребенка почему-то забрали в палату интенсивной терапии. Мне сказали, это подстраховочная мера после обнаружения кефалогематомы и проявления некоторого неврологического перевозбуждения. Этот этап считается промежуточным между реанимацией и обычным детским отделением. Все было окутано какой-то загадочностью, мне не давали лишних комментариев. Тогда я начала переживать. На 4 сутки дочку вернули в мою палату. Она была очень вялой, плохо ела, ножки практически не разгибались. Худая и очень маленькая. Но врачи уверяли меня, что все в порядке и это пройдет.

Нас выписали достаточно быстро, на 5 сутки, но патронажный врач сразу взяла нас на особый контроль — мне окончательно стало ясно, что с дочкой что-то не так.

Ближе к месяцу мы прошли всех необходимых врачей. Невролог завела меня в свой кабинет, посадила меня и сказала: «Я очень хочу, чтобы я была не права, но у вашей дочери большие проблемы со здоровьем. Я боюсь давать вам какие-либо прогнозы, но готовьтесь, что, скорее всего, вы всю жизнь будете посещать коррекционные заведения и места реабилитации».

Мир, конечно же, перевернулся. В остальных кабинетах мы тоже не услышали ничего радужного. Неутешительные комментарии дали практически все врачи: хирург, окулист, педиатр, врач в кабинете ЭКГ, специалист по УЗИ. После обхода мы вышли с пачкой возможных диагнозов, начиная от слепоты и спастического тетрапареза, заканчивая подвывихом тазобедренных суставов и генетическими нарушениями. Никакой определенности! Все врачи дали свои рекомендации, после чего стало ясно: медлить нельзя, мы должны обследоваться вдоль и поперек, чем раньше — тем лучше.

Этот период был наполнен моими слезами. Тяжестью и осознанием того, что все будет не так, как мы бы хотели. Знаете, будто ты повзрослел в два раза за пару недель. Прибавьте к этому изменившуюся внешность, период восстановления, — короче говоря, было сложно, я не скрою. Если вы чувствуете боль, то самая большая глупость — это намеренное ее игнорирование. Мне хотелось выплакаться. Я видела, что Нине не очень хорошо, и понимала, что на мне теперь лежит огромная ответственность за ее здоровье и жизнь. Вариант, что «она это перерастет», был не нашим.

За первый год я пролежала с Ниной в трех стационарах, изучала ее вдоль и поперек: МРТ, генетические тесты, ЭЭГ, многоуровневые проверки зрения. Мы объездили очень много специалистов и частных практиков, я показала дочь почти сотне докторов и кандидатов медицинских наук, старалась посещать только самых опытных и проверенных реабилитологов и врачей. Мы прошли бесконечное количество занятий и пропили множество препаратов. При всем этом, ни один анализ или обследование не выявило сильного нарушения или патологии. Врачи разводили руками. Ее состояние двигалось с положительной прогрессией, но не так быстро, как мне бы хотелось. Мне постоянно чего-то хотелось от нее: я ждала, что она начнет выполнять функции по «норме», начнет стремительно прибавлять в весе, выздоровеет.

Но все это неправильная позиция.

Сейчас я понимаю, что самое важное в принятии — просто любить своего ребенка, давать ему все необходимое для восстановления. Не нужно ждать, что все наладится, делить детей на «нормальных» и тех, что не вписываются в эти рамки, если мы говорим про неврологию. Это просто ребенок, этот ребенок мой. Мой самый любимый и родной человек.

Наверное, я являюсь редким экземпляром. Мне удалось не только принять состояние дочери, но и углубиться в осознание своих страхов путем изучения всего того, что с ней происходит. Я сразу начала изучать все неврологические термины, прошла курс по неврологии на Сoursera, читала научную литературу, изучала зарубежные источники, зарегистрировалась на форумах, начала вести блог в приложении mom.life, который сейчас читает около 2 тысяч человек. Я стала лучше понимать врачей.

Многие из них, видя анамнез, который я написала для упрощения процесса знакомства с новым специалистом сама, задавали мне вопрос: «А вы точно не учились в «меде»?».

Я не закрылась, я не испугалась. Думаю, это можно назвать вторым пунктом на пути к принятию: быть открытым и не бояться данности. Сейчас Нине 2,5 года. У нее до сих пор нет конкретного неврологического диагноза, кроме размытых понятий, вроде задержки развития. Все ее навыки приобретались значительно позже, чем у сверстников, несмотря на большое количество реабилитационных занятий. Также есть ряд установленных диагнозов, вроде нистагма и сильной миопии, но это совершенно меня не пугает.

Я поняла, что моя дочь уникальна, и это не просто красивая фраза. Я не знаю какой будет Нина через два года, через 10 лет, но я бы никогда не могла знать этого, даже если бы моя дочь росла и развивалась по «норме». Мне очень повезло, что рядом всегда были близкие люди, родители и друзья. Когда Нина подросла, на какое-то время я смогла найти ей классную няню, которая освобождала мне еще несколько свободных для себя часов в день. Я понимаю, что моя жизнь так же полна и увлекательна, как и у других «обыкновенных» мам. Сейчас я активно развиваю свой проект Posterkid , работаю дизайнером, был период, когда я успевала выступать со своей группой Groove Etiquette. Я тусовалась, занималась спортом, виделась с друзьями — все так же, как и у всех. Быть может, даже больше, так как Нина научила меня видеть жизнь во всех ее красках, не делить мир на черное и белое, правильное и неправильное. Жизнь гораздо шире и получить это знание — дар, который стал доступен мне благодаря «особенности» моей дочки. Конечно, в моей жизни всегда есть неизменная мысль о том, в каком направлении я могу развивать свою дочь, какие манипуляции или препараты ей необходимы, я всегда «держу руку на пульсе». В ближайшее время Нина пойдет в лучший инклюзивный сад Москвы, построенный при содействии Юнеско. Я полагаю, что там мы обретем новых друзей и прекрасных специалистов.

Я научилась не только принимать эту данность, но и благодарить Вселенную за то, что со мной все случилось именно так. Люди не делятся на «нормальных» и «особенных», потому что каждый из нас уникален.

Ольга Джиджикова специально для Hipsta Mama.

Еще по теме:

  • Договор на оказание услуг по технической поддержке программного обеспечения Договор технической поддержки программного обеспечения Образец договора технической поддержки программного обеспечения. Комментарии и рекомендации по составлению 1. Термины договора на сопровождение программ 1.1. Продукты – […]
  • Тк рф глава 42 ТК РФ | Глава 42. Особенности регулирования труда работников в возрасте до восемнадцати лет Полный текст Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ с последними изменениями и дополнениями, редакция от 29.12.2017г., с […]
  • Образец заявления на мелкое хулиганство Заявление участковому о хулиганстве образец Заявление участковому о хулиганстве образец Как написать заявление в полицию на коллекторов В заявлении необходимо кратко, но емко и четко отразить случившиеся события и предполагаемую […]
  • Значение некоммерческие организации Этапы становления некоммерческих организаций в России Грищенко Ю. И., к. э. н, аудитор В современных условиях возрастает роль и значение некоммерческих организаций, включая общественные объединения, оказывающие серьезное воздействие не […]
  • Тарифы на коммунальные услуги в беларуси 2018 Утверждены тарифы на жилищно-коммунальные услуги для населения на 2018 год Александр Лукашенко подписал Указ № 473 «Об установлении тарифов на жилищно-коммунальные услуги для населения на 2018 год». Документом предусмотрено повышение […]
  • Тнт редакция написать письмо Написать письмо в программу Человек и закон Если вы столкнулись с коррупцией, беззаконием, ущемлением собственных прав и свобод, вы можете написать письмо юристам программы «Человек и закон» и попросить восстановить справедливость. В […]