Гк рф множественность

Статья 321. Исполнение обязательства, в котором участвуют несколько кредиторов или несколько должников

Если в обязательстве участвуют несколько кредиторов или несколько должников, то каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими постольку, поскольку из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное.

Комментарий к Ст. 321 ГК РФ

1. Статьи 321 — 326 ГК РФ содержат положения, относящиеся ко множественности лиц в обязательстве, которая имеет место в случае участия одновременно нескольких лиц на стороне кредитора (активная множественность) или должника (пассивная множественность). При наличии множественности лиц как на стороне должника, так и на стороне кредитора множественность именуется смешанной.

2. Комментируемая статья устанавливает общее правило, в соответствии с которым множественность является долевой, т.е. каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими. Так, например, в соответствии со ст. 249 ГК РФ каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в издержках по содержанию и сохранению общего имущества. В силу п. 1 ст. 1047 ГК РФ каждый товарищ простого товарищества отвечает по общим договорным обязательствам всем своим имуществом пропорционально стоимости его вклада в общее дело, если договор простого товарищества не связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности.

Иное правило, устанавливающее солидарную множественность, содержится в п. 2 ст. 322 ГК РФ, в соответствии с которым в обязательстве, связанном с предпринимательской деятельностью, обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное.

Энциклопедия решений. Обязательства с множественностью лиц на стороне должника или кредитора

Обязательства с множественностью лиц на стороне должника или кредитора

В обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать как одно, так и одновременно несколько лиц (п. 1 ст. 308 ГК РФ).

Множественность в обязательстве может возникнуть как изначально (к примеру, в случае заключения договора подряда с несколькими подрядчиками), так и в последующем (например, при переходе к нескольким наследникам обязательственных прав из заключенного наследодателем договора).

Множественность допустима на стороне должника (пассивная множественность), кредитора (активная множественность) либо на стороне должника и кредитора одновременно (смешанная множественность).

В зависимости от субъектного состава, предмета и оснований возникновения обязательства с множественностью лиц, а также прочих обстоятельств закон предусматривает несколько правовых режимов их исполнения. В этой связи различают обязательства:

В литературе к обязательствам с множественностью лиц относят нередко также субсидиарные обязательства. В то же время характерной особенностью субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК РФ) является то, что лицо, отвечающее субсидиарно, не становится должником в основном обязательстве; а обязательство, на основании которого он является обязанным по отношению к кредитору, является самостоятельным, дополнительным по отношению к основному обязательству (в котором участвуют должник и кредитор). Так, собственник имущества казенного предприятия, несущий субсидиарную ответственность в случае недостаточности имущества предприятия для исполнения обязательств перед кредиторами (п. 6 ст. 113 ГК РФ), не становится стороной сделок, совершенных казенным предприятием. В то же время, как представляется, субсидиарность при множественности лиц в обязательстве может быть сконструирована договором. Так, руководствуясь принципом свободы договора, стороны могут установить особый режим исполнения обязательства, в котором участвуют несколько должников, отличающийся от установленного законом в ст.ст. 321 — 323 ГК РФ и аналогичный порядку исполнения субсидиарных обязательств, который заключается в том, что один из должников обязан исполнить обязательство лишь в случае неисправности другого должника.

Ценность солидарности на стороне должника обращена на пользу кредитора. Наличие солидаритета означает, что кредитор вправе выбрать наиболее состоятельного должника или предъявить требование одновременно ко всем должникам, что является для него дополнительной гарантией истребования долга. Целью солидарности является, таким образом, облегчение и обеспечение удовлетворения требований к должникам. Это обусловливает ее исключительный характер: солидарность должна непосредственно вытекать из закона или соглашения сторон (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 25.01.2011 N 11774/10).

Поэтому общее правило устанавливает презумпцию долевого обязательства (ст. 321 ГК РФ). Солидаритет возникает лишь в случаях, когда это предусмотрено договором или законом, прежде всего при неделимости предмета обязательства (п. 1 ст. 322 ГК РФ). Однако применительно к обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью, законом установлена противоположная презумпция: солидарность является правилом, долевой характер — исключением из него (п. 2 ст. 322 ГК РФ).

Недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, сами по себе не затрагивают его требований к остальным этим лицам (п. 1 ст. 308 ГК РФ). К примеру, тот факт, что одно из лиц, образующих множественность на стороне должника, будучи недееспособным, не вправе было самостоятельно совершить сделку, — не повлияет на действительность требования кредитора по отношению к содолжникам. Равным образом, истечение срока исковой давности по требованию к одному лицу само по себе не затрагивает его требований к остальным должникам.

На практике возможны ситуации, внешне напоминающие множественность в обязательстве. Например, если в договоре на стороне должника участвуют несколько лиц, но обязательства таких должников по отношению к кредитору индивидуальны (к примеру, один из должников обязуется поставить товар, а другой — произвести его монтаж). В указанном случае предмет обязательств различен, и следовательно, множественности лиц в обязательстве не образуется, хотя бы обязанности должников были зафиксированы в одном договоре (документе) и связаны друг с другом последовательностью исполнения. Поэтому правила, предусмотренные ст.ст. 321 — 326 ГК РФ, к таким отношениям не применяются.

Следует помнить также, что нормы ст.ст. 321 — 326 ГК РФ не применяются к отношениям, основанным на административном подчинении одной стороны другой (п. 3 ст. 2 ГК РФ), например, при определении характера ответственности в случае совершения административного правонарушения несколькими лицами (см. также п. 23 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.03.1998 N 32).

Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем

В случае, когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Если невозможно определить в соответствии с правом этой страны, какая из правовых систем подлежит применению, применяется правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано.

Комментарий к статье 1188 Гражданского Кодекса РФ

1. Правила, содержащиеся в коммент. ст., нацелены на решение проблемы множественности правовых систем, характерной для некоторых современных государств. Данная проблема возникает в тех случаях, когда подлежащее применению иностранное материальное право имеет сложную структуру, не предполагающую наличие единой иерархии и четкой взаимосвязи его источников.

На сегодняшний день можно выделить четыре различных основания возникновения проблемы множественности правовых систем.

Во-первых, действие нескольких правовых систем налицо в случае так называемого дуализма права, который, как известно, характерен для стран англо-американской правовой семьи (Великобритания, США), а также для государств религиозно-традиционного права (мусульманские страны, страны Африки).

Во-вторых, рассматриваемый механизм правового регулирования характерен для стран с республиканской формой правления и федеративным территориальным устройством, в которых нормы частного права содержатся в нескольких правовых системах в рамках соответствующих административно-территориальных единиц (например, договорное право штатов Нью-Йорк, Калифорния, Флорида и т.д.). Несовпадение в правовом регулировании различными территориальными единицами определенного вида общественных отношений одного государства принято именовать интерлокальной коллизией.

В-третьих, проблема множественности правовых систем возникает при дифференцированном правовом регулировании, которое осуществляется государством в зависимости от различий в национальности, вероисповедании или от уровня цивилизованности населения. Так называемая интерперсональная коллизия характерна для некоторых азиатских и африканских стран.

Наконец, в-четвертых, различными правовыми системами в контексте данной статьи следует считать системы регулирования, относящиеся к разным периодам времени. Так, конфликт между материальными нормами иностранного права, действовавшего в момент правонарушения, и материальными нормами иностранного права, действующими на момент рассмотрения дела, в международном частном праве именуется интертемпоральной коллизией.

2. Российское коллизионное право разрешает проблему множественности правовых систем следующим образом. Если применению подлежит материальное право страны, в которой действует несколько правовых систем, следует руководствоваться нормами одной из действующих систем, определяемой в соответствии с правом данной страны. В случае если право соответствующей страны не дает четкого ответа на вопрос о приоритете правовой системы, следует руководствоваться принципом наиболее тесной связи, согласно которому применимым следует считать право, с которым данное отношение наиболее тесно связано (см. коммент. к ст. 1186 ГК).

Статья 1188 ГК РФ. Применение права страны с множественностью правовых систем (действующая редакция)

В случае, когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Если невозможно определить в соответствии с правом этой страны, какая из правовых систем подлежит применению, применяется правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1188 ГК РФ

1. Нормы, содержащиеся в ст. 1188, в прежнем отечественном законодательстве (как советском, так и российском) отсутствовали. В то же время правило, вошедшее в первое предложение этой статьи, никогда не отрицалось ни доктриной, ни практикой, поскольку гражданское и семейное право входивших в СССР республик до 1961 — 1965 гг. весьма значительно, а позднее — существенно различалось и, таким образом, Советский Союз принадлежал к числу стран, в которых в сфере частного права действовали «несколько правовых систем».

2. Статья 1188 призвана решить вопрос о том, как определить право, применимое к отношению, осложненному иностранным элементом, в случае, когда в силу коллизионной нормы или иных оснований (см. ниже, п. 6) им оказывается право государства, в котором существуют две, несколько или даже множество различающихся систем гражданского права («несколько правовых систем» в смысле ст. 1188).

Существование в пределах одного государства различающихся систем гражданского права свойственно государствам со сложным устройством, в составе которых имеются внутрифедеративные или административно-территориальные образования, обладающие правотворческой компетенцией (ведением) в сфере гражданского (торгового) права. Как правило, такими государствами являются федерации (Австралия, Бразилия, Канада, Мексика, США, ФРГ и др.), реже — унитарные государства (например, Великобритания). При этом пределы компетенции внутригосударственных образований таких стран в сфере гражданского права могут быть широкими (как в США или Канаде) либо, напротив, узкими. Но вывод о применимости права любого из таких государств к отношению, осложненному иностранным элементом, может оказаться недостаточным, если соответствующий вопрос не решен (или решен не полностью) правовыми нормами этого государства, действующими в качестве общенациональных (общегосударственных, федеральных).

Вместе с тем федеративное или конфедеративное устройство государства не означает присутствие в нем различных систем гражданского права, если регулирование в этой области полностью отнесено к общегосударственной компетенции (как, например, в Швейцарии или России). Поэтому, несмотря на общий характер формулировок ст. 1188, под «странами, в которых действуют несколько правовых систем», в этой статье понимаются только иностранные государства.

3. В каждом из двух предложений ст. 1188 содержится самостоятельная правовая норма, причем различие между этими нормами весьма существенно.

Норма, установленная в первом предложении, является чисто отсылочной и, по сути дела, своего содержания не имеет. В отечественной доктрине общепризнано, что «коллизионное правило, определяя применимое право, отсылает не к отдельной изолированной правовой норме и даже не к системе правовых норм, а к правовой системе соответствующей страны». Это означает, что все вопросы сферы действия внутригосударственных гражданско-правовых норм такой страны — их действия во времени, по лицам и в пространстве в пределах ее территории — решаются ее собственным правом. Коллизионное право каждой страны, определяя право, применимое к осложненному иностранным элементом отношению, как бы «останавливается на пороге» избранного таким путем правопорядка и, за редкими изъятиями, не вмешивается в то, каким образом в рамках этого правопорядка регламентируется соответствующее отношение. Норма, содержащаяся в первом предложении ст. 1188, лишь выражает этот общий принцип применительно к случаям, когда «регулирующим» правом оказывается право страны, в которой существуют различающиеся системы гражданского права: выбор между ними применимой правовой системы «определяется в соответствии с правом этой страны» (см. ниже, п. 4).

Правило, установленное во втором предложении ст. 1188, является нормой международного частного права в точном смысле слова. Она имеет вполне самостоятельное содержание, в основе которого лежит принцип «наиболее тесной связи» (см. п. п. 12, 13 комментария к ст. 1186), хотя и в несколько модифицированном применительно к цели этой статьи виде (см. ниже, п. 5).

4. Поиск (или выбор) правовой системы из существующих в стране, право которой подлежит применению, осложняется рядом обстоятельств.

Во-первых, практически нет государств, гражданское право которых полностью распадалось бы на автономные правовые системы существующих в этих странах внутригосударственных образований. В государствах с множественностью правовых систем тенденция к унификации гражданского права (в особенности в его «торговой» части) проявляется в не меньшей степени, чем в межгосударственных отношениях (хотя и прокладывает себе дорогу иногда труднее и медленнее). В результате гражданское право в них не относится к исключительному ведению внутригосударственных образований, а нормотворчество в этой области составляет (в определенной части) и прерогативу центральной власти. Поэтому в случае, когда подлежащим применению оказывается право такого государства, следует прежде всего установить, в какой части (в каких вопросах) соответствующее отношение регулируется общенациональным (чаще всего федеральным) гражданским правом, а в какой относится к ведению внутригосударственных образований (субъектов Федерации).

Во-вторых, необходимо найти ответ на вопрос, как в государстве, право которого применимо, определяется — «в соответствии с правом этой страны» (т.е. с помощью каких правил и критериев) — надлежащая из существующих правовых систем. Иными словами, в праве этого государства надо найти «ключ» к разрешению возникающих в нем интерлокальных правовых коллизий — коллизий между правовыми системами его внутригосударственных образований. Осуществляя этот поиск, необходимо иметь в виду два обстоятельства:

1) правила о разрешении интерлокальных коллизий в одних государствах унифицированы в общенациональном масштабе, а в других устанавливаются внутригосударственными субъектами самостоятельно. К первым относится, например, Мексика, в Гражданском кодексе которой (1928 г., с изменениями 1987 г.) установлены правила разрешения коллизии с федеральным мексиканским законодательством и с законодательством ее штатов (ст. 13), а ко вторым — Канада, где, судя по Гражданскому кодексу Квебека (1991 г.), каждая провинция решает этот вопрос самостоятельно (см. ст. 3077 этого Гражданского кодекса);

2) правила национального законодательства о разрешении интерлокальных коллизий могут совпадать с нормами международного частного права этого государства (и даже быть с ними едиными), как, например, в Мексике и Канаде, но могут и весьма существенно от них отличаться.

В-третьих, необходимо обратить внимание на соответствие норм правовой системы, подлежащей применению, нормам общенационального (федерального) гражданского права соответствующей страны, если по ее законодательству национальное право имеет приоритет перед локальными нормами.

5. Обращение к норме, содержащейся во втором предложении ст. 1188 (к правилу «наиболее тесной связи»), возможно только тогда, когда в праве соответствующего государства — общенациональном или его внутригосударственных образований — невозможно найти ответ на вопрос о том, какая из существующих в этом государстве локальных систем гражданского права применима к отношению, осложненному иностранным элементом. В этом случае необходимо установить, с какой из таких правовых систем указанное отношение наиболее тесно связано.

Между ст. 1188 и другими нормами раздела VI, основанными на принципе «наиболее тесной связи» (п. 2 ст. 1186, п. п. 1 — 5 ст. 1211, п. 1 ст. 1213, п. 1 ст. 1216 ГК), есть заметные различия. Все такие нормы, кроме той, которая установлена во втором предложении ст. 1188, призваны определить подлежащее применению «право страны», т.е. право конкретного самостоятельного государства. Они не имеют целью решать возможный последующий вопрос: как быть, если в этом государстве существуют несколько различающихся систем гражданского права. Кроме того, все такие нормы предписывают (для определения применимого права) выявлять ту «страну, с которой» гражданско-правовое отношение (или договор), осложненное иностранным элементом, «наиболее тесно связано». В отличие от них в ст. 1188 речь идет об определении «правовой системы, с которой отношение наиболее тесно связано».

Первое из отмеченных различий отражает более узкий характер задачи, решаемой в ст. 1188, по сравнению с целями других статей, основанных на принципе «наиболее тесной связи». Второе же различие не является существенным. Все нормы в разделе VI, основанные на этом принципе, имеют в виду один и тот же способ (метод) определения подлежащего применению права: для этого необходимо установить, в рамках действия какого правопорядка может быть преимущественно локализовано соответствующее отношение — правовой системы одного из внутригосударственных образований (в случае, предусмотренном ст. 1188) либо общенационального правопорядка в целом (в остальных случаях применения принципа «наиболее тесной связи»).

Общность всех норм в разделе VI, основанных на принципе «наиболее тесной связи», дает возможность при определении на основании нормы, установленной в ст. 1188, применимого к договору права, использовать по аналогии положения п. п. 2 — 5 ст. 1211, п. 1 ст. 1213 и п. 1 ст. 1216 ГК.

6. Проблема определения применимого права, если в государстве действуют несколько различающихся правовых систем, чаще всего возникает тогда, когда необходимость обратиться к праву этого государства основывается на коллизионной норме (национального права или унифицированной).

Но правила ст. 1188 действуют и в случае, когда стороны договора, используя принцип автономии воли (см. ст. 1210 ГК), согласились на применение права государства с несколькими системами гражданского права, не определив при этом, какую из них они выбирают.

В то же время принцип автономии воли позволяет сторонам договора избежать обращения к правилам ст. 1188, прямо указав в своем соглашении на ту правовую систему из нескольких действующих в государстве, которую они хотят применить к своим правам и обязанностям по договору. С позиций российского права такое соглашение подпадает под действие п. п. 1 — 4 ст. 1210 ГК и к нему может быть применен по аналогии п. 5 этой же статьи.

Понятие и классификация обязательств. Исполнение обязательства. Множественность лиц в обязательстве. Перемена лиц в обязательстве.

В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Субъектом обязательства может быть любой субъект гражданского права — физическое, юридическое лицо, публично-правовое образование. При этом Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования участвуют в обязательствах на равных началах с гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК РФ). Все эти лица могут выступать на стороне как кредитора, так и должника.

По основаниям возникновения деление обязательств производится на три группы (ср. п. 2 ст. 307 ГК):

  • обязательства из договоров и иных сделок;
  • обязательства из неправомерных действий;
  • обязательства из иных юридических фактов.

В свою очередь, разделяется и каждая из трех названных групп обязательств:

  • обязательства из сделок — на договорные обязательства и на обязательства из односторонних сделок;
  • правоохранительные (внедоговорные) обязательства — на обязательства из деликтов и из неосновательного обогащения;
  • иные обязательства — на обязательства, возникающие из юридических поступков и из событий.

Договорные обязательства как наиболее распространенный вид обязательств подвергаются еще более детальной систематизации. Они разделяются на типы:

  1. обязательства по передаче имущества в собственность;
  2. обязательства по передаче имущества в пользование;
  3. обязательства по производству работ;
  4. обязательства по реализации результатов творческой деятельности;
  5. обязательства по оказанию услуг;
  6. обязательства из многосторонних сделок.

Под исполнением обязательства понимается совершение должником в пользу кредитора определенных действий, составляющих содержание обязательства, а также в ряде случаев воздержание от совершения действий, неблагоприятных для кредитора.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

Если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.

Обязательства признаются исполненными надлежащим образом, если точно соблюдены все условия и требования, предъявляемые к предмету исполнения, субъектам, месту, сроку, способу исполнения.

Исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника.

Согласно п. 1 ст. 308 ГК РФ в обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать одно или одновременно несколько лиц. В тех случаях, когда сторона обязательства представлена двумя и более лицами, говорят о множественности лиц в обязательстве. В зависимости от того, на какой из сторон обязательства множественность имеет место, различают активную, пассивную и смешанную множественность.

Активная множественность возникает, если на стороне кредитора участвуют несколько лиц при одном должнике, когда несколько участников гражданского правоотношения имеют право требовать от должника совершения действий, предусмотренных обязательством.

Пассивная множественность имеет место в случаях, когда одному кредитору противостоят на стороне должника два и более лица и кредитор вправе требовать исполнения обязательства от всех должников.

Смешанная множественность характеризуется тем, что и на стороне кредитора, и на стороне должника одновременно выступают несколько лиц. Одновременно имеет место и активная, и пассивная множественность, поэтому она называется смешанной.

В зависимости от объема прав и обязанностей, принадлежащих каждому из участников, выступающих на одной стороне, различают долевые и солидарные обязательства. Кроме того, законом, иным правовым актом или условиями обязательства наряду с основным должником может быть предусмотрено лицо, несущее субсидиарную ответственность (ст. 399 ГК РФ).

В долевом обязательстве при активной множественности каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения лишь в определенной причитающейся ему доле, при пассивной множественности каждый из должников обязан исполнить обязательство лишь в определенной доле. Причем доли считаются равными, если из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное (ст. 321 ГК РФ).

В солидарном обязательстве при активной множественности любой из кредиторов вправе предъявить к должнику требование в полном объеме (ст. 326 ГК РФ). При пассивной множественности любой из должников обязан по требованию кредитора предоставить исполнение в полном объеме (ст. 323 ГК РФ), причем кредитор может потребовать исполнения от всех должников совместно или от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью.

После надлежащего исполнения обязательства в пользу одного кредитора или одним должником между солидарными кредиторами либо между солидарными должниками производятся расчеты. Кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить причитающееся другим кредиторам (п. 4 ст. 326 ГК РФ). Должник, исполнивший солидарную обязанность, вправе предъявить регрессное требование к остальным должникам в определенных долях, за вычетом доли, падающей на него самого (п. 2 ст. 325 ГК РФ).

Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств:

  • в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
  • по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом;
  • вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству;
  • при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
  • в других случаях, предусмотренных законом.

Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146ГК РФ).

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Понятие обязательства. Факультативное обязательство и астрэнт: Видео

Еще по теме:

  • Как освободить генерального директора ооо Какая уволить генерального директора при ликвидации ООО? И его же назначить ликвидатором Мы планируем ликвидировать ООО. 3 учредителя. 1. Скажите пожалуйста, на основании чего и в какой момент процедуры ликвидации можно (и нужно) уволить […]
  • Статья 14 дополнительный отпуск Правила северного отпуска Нюансы учета дополнительного отпуска за работу на Севере Работодатель, находящийся в районах Крайнего Севера и в приравненных к ним местностях, обязан предоставлять работникам ежегодный дополнительный отпус к ст. […]
  • Какие должны быть права на трактор Описание этапов получения прав на трактор В сельской местности, как и в городе не обойтись без трактора. Чтобы управлять такой техникой, нужно пройти обучение и получить водительские права на трактор. Права на управление трактором […]
  • Дата договора гражданский кодекс Ст. 432 ГК РФ — Гражданский кодекс Статья 432. Основные положения о заключении договора. 14 февраля 22 декабря 2017 24 июля 2017 26 мая 2017 11 апреля 2017 Обсуждение статьи Вопросы по статье в соответствии с договором уступки прав […]
  • Как расторгнуть договор с netbynet Как грамотно осуществить расторжение договора в одностороннем порядке? Расторжение договора в одностороннем порядке — одна из самых актуальных тем в гражданском праве. Однако расторжению договора в одностороннем порядке должны […]
  • Воркута деньги в долг под расписку Деньги в долг от частного лица в городе Воркута Сегодня для многих граждан в нашей стране одной из главных проблем в жизни являются финансовые трудности, и люди первым делом пытаются их решить путем обращения в банк. На фоне большого […]