1202 гк рф суде

Статья 1202. Личный закон юридического лица

1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и статью 1202 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:

1) статус организации в качестве юридического лица;

2) организационно-правовая форма юридического лица;

3) требования к наименованию юридического лица;

4) вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

5) содержание правоспособности юридического лица;

6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

8) способность юридического лица отвечать по своим обязательствам;

9) вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам.

3. Юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении.

4. Если учрежденное за границей юридическое лицо осуществляет свою предпринимательскую деятельность преимущественно на территории Российской Федерации, к требованиям об ответственности по обязательствам юридического лица его учредителей (участников), других лиц, которые имеют право давать обязательные для него указания или иным образом имеют возможность определять его действия, применяется российское право либо по выбору кредитора личный закон такого юридического лица.

Комментарий к Ст. 1202 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет круг вопросов, имеющих весьма важное значение для современной экономической деятельности. Открытость Российской Федерации для иностранных инвестиций, возможность деятельности на территории Российской Федерации иностранных организаций, их филиалов и представительств диктуют необходимость полноценного коллизионного регулирования правового положения юридических лиц.

Проблема определения личного статута юридического лица является одной из самых сложных и интересных в науке международного частного права. Как указывал Л.А. Лунц, «выбор закона» здесь происходит по месту регистрации или утверждения устава юридического лица (по месту его инкорпорации) — в странах англо-американского «общего» права и в некоторых других по месту нахождения административного центра или «правления» организации (по месту ее «оседлости») — в большинстве стран так называемого цивильного права (во Франции, ФРГ и др.)» . М.М. Богуславский отмечал, что в современном праве с целью установления «национальности» юридического лица используются также критерий места деятельности юридического лица и критерий контроля. В последнем случае действительная принадлежность юридического лица может быть установлена в зависимости от того, каким лицам принадлежит контроль над управлением организацией .

———————————
Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. Т. 1. М.: Спарк, 2002. С. 365.

См.: Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 1998. С. 125 — 126.

Вместе с тем проблема «коллизии коллизий» сохраняет свое значение. Как отмечал Л.А. Лунц, несовпадение коллизионных привязок в праве разных стран может создать весьма сложные ситуации: «…компания, инкорпорированная в Швейцарии с правлением в Лондоне, будет в Англии или США признаваться имеющей швейцарский статут, а во Франции или в ФРГ — английский личный статут» .

2. Российское международное частное право остановило свой выбор на следующем критерии инкорпорации: личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо. Наиболее важное значение имеет объем коллизионной нормы, содержащейся в комментируемой статье. В соответствии с п. 2 на основе личного закона юридического лица определяются, в частности, статус организации в качестве юридического лица, организационно-правовая форма юридического лица, требования к наименованию юридического лица, вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства, содержание правоспособности юридического лица, порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей, внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками, способность юридического лица отвечать по своим обязательствам. Для определения права, применимого к отношениям учредителей (участников) юридического лица, в ГК РФ введена специальная норма — ст. 1214. Однако в ней содержится та же привязка: к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо.

Тем не менее объем правоспособности иностранного юридического лица на территории Российской Федерации зависит не только от личного закона юридического лица.

Федеральными законами установлен целый ряд правил для иностранных юридических лиц, существенно ограничивающих их возможности не только по сравнению с уставной правоспособностью, но и по сравнению с правоспособностью юридических лиц, учрежденных в Российской Федерации.

Так, например, в соответствии со ст. 19.1 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» иностранное юридическое лицо не вправе выступать учредителем теле-, видеопрограмм или учреждать организации (юридические лица), осуществляющие телевещание, зона уверенного приема передач которых охватывает половину и более половины субъектов Российской Федерации либо территорию, на которой проживает половина и более половины численности населения Российской Федерации. В соответствии со ст. 15 Земельного кодекса РФ иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом РФ в соответствии с федеральным законодательством о Государственной границе Российской Федерации, и на иных установленных особо территориях Российской Федерации в соответствии с федеральными законами. Статья 28 ЗК РФ устанавливает, что иностранным юридическим лицам земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются в собственность только за плату.

———————————
<> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300.

Иные ограничения установлены также Законом РФ от 14 июля 1992 г. N 3297-1 «О закрытом административно-территориальном образовании», Федеральными законами от 24 июля 1998 г. N 127-ФЗ «О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения», от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» и рядом других законодательных актов. В других правовых системах условия участия иностранных юридических лиц в предпринимательской деятельности также ограниченны, в ряде случаев требуется специальный допуск к хозяйственной деятельности .

———————————
См., например: Ануфриева Л.П. Международное частное право: Учебник. В 3 т. Т. 2: Особенная часть. С. 70 — 76.

Специальные гарантии для осуществления прав иностранных инвесторов на инвестиции и получаемые от них доходы и прибыль, а также условия предпринимательской деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации устанавливает Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» .

———————————
Собрание законодательства РФ. 1999. N 28. Ст. 3493.

3. Нельзя не упомянуть об особом порядке осуществления на территории Российской Федерации некоммерческой деятельности иностранными юридическими лицами. Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее — Закон о некоммерческих организациях) требует государственной регистрации структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций. Как установлено в названном Законе, филиалы и представительства иностранных некоммерческих неправительственных организаций «приобретают правоспособность на территории Российской Федерации со дня внесения в реестр филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих неправительственных организаций сведений о соответствующем структурном подразделении». Таким образом, российский законодатель предпринял попытку приравнять филиал или представительство к юридическому лицу.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

В соответствии со ст. 13.2 Закона о некоммерческих организациях иностранная некоммерческая неправительственная организация в течение трех месяцев со дня принятия решения о создании на территории Российской Федерации филиала или представительства уведомляет об этом уполномоченный орган, который не позднее 30 дней со дня получения такого уведомления выдает руководителю соответствующего филиала или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации выписку из реестра.

Во внесении в реестр сведений о филиале или представительстве может быть отказано по следующим основаниям:

1) если сведения и документы, предусмотренные настоящей статьей, представлены не полностью либо данные документы оформлены в ненадлежащем порядке;

2) если установлено, что в представленных учредительных документах иностранной некоммерческой неправительственной организации содержится недостоверная информация;

3) если цели и задачи создания филиала или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации противоречат Конституции РФ и законодательству РФ;

4) если цели и задачи создания филиала или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности и национальным интересам Российской Федерации;

5) если ранее внесенные в реестр сведения о филиале или представительстве иностранной некоммерческой неправительственной организации были исключены из реестра в связи с грубым нарушением Конституции РФ и законодательства РФ.

4. Как уже отмечалось, объем коллизионной нормы, содержащейся в комментируемой статье, включает в себя внутренние отношения в юридическом лице, в том числе отношения по поводу управления. Таким образом, полномочия органа юридического лица должны быть установлены исходя из личного закона юридического лица. Вместе с тем п. 3 комментируемой статьи запрещает ссылаться на ограничение полномочий органа или представителя юридического лица, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении. Такое правило стимулирует юридическое лицо к контролю за своими представителями и к точному определению объема их полномочий в документах, подтверждающих эти полномочия.

Энциклопедия судебной практики. Личный закон юридического лица (Ст. 1202 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Личный закон юридического лица
(Ст. 1202 ГК)

1. Для установления юридического статуса иностранного юридического лица арбитражные суды применяют нормы о его личном законе

Российское общество (ответчик) представило суду надлежащим образом удостоверенные официальные документы, свидетельствующие о том, что на момент подачи иностранной компанией искового заявления она была исключена из реестра компаний иностранного государства в связи с неуплатой ежегодных пошлин.

Как следовало из норм применимого иностранного права места инкорпорации компании, юридические лица могут быть исключены из соответствующего реестра компаний иностранного государства в связи с неуплатой ежегодных пошлин, после чего они не вправе продолжать ведение предпринимательской деятельности и иным образом осуществлять операции с активами, подавать претензии и инициировать судебные разбирательства от своего имени и в своем качестве. При этом исключенные в таком порядке из реестра компании не утрачивают возможности быть впоследствии восстановленными в реестре после погашения задолженности по оплате ежегодных регистрационных платежей.

Таким образом, согласно личному закону иностранной компании последняя была лишена активной процессуальной правосубъектности. В силу этих обстоятельств арбитражный суд пришел к выводу о том, что иностранная компания до восстановления ее в реестре компаний иностранного государства не имела правомочий на участие в рассмотрении дел в арбитражных судах в Российской Федерации в качестве истца.

2. Документы, подтверждающие постоянное местонахождение иностранной организации для целей налогообложения, не являются достаточными доказательствами для установления личного закона организации

В подтверждение своего юридического статуса и права осуществлять предпринимательскую деятельность иностранная компания представила справку, удостоверенную директором налогового управления иностранного государства о том, что компания находится на территории данного иностранного государства. Указанная справка была выдана на основании Соглашения «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» 1998 года, заключенного Правительством Российской Федерации с Правительством Республики Кипр, для целей подтверждения налогового резидентства компании.

Арбитражный суд оставил исковое заявление без движения, так как не признал названную справку в качестве достаточного доказательства, подтверждающего юридический статус иностранной компании, обратив внимание на следующее.

В силу статьи 1202 ГК РФ личным законом юридического лица является право страны, где учреждено юридическое лицо. Таким образом, в подтверждение своего статуса юридическое лицо должно представить надлежащим образом удостоверенные официальные документы государства места инкорпорации компании, свидетельствующие о регистрации компании и ее статусе на момент подачи искового заявления.

Доказательства, подтверждающие постоянное местонахождение организации для целей налогообложения, не являются достаточными доказательствами для установления ее личного закона и процессуальной дееспособности. При этом по законодательству Республики Кипр документы о регистрации компании и справка, подтверждающая налоговое резидентство компании, не являются тождественными.

3. Документом, подтверждающим юридический статус иностранного юридического лица, является, как правило, выписка из торгового реестра страны происхождения

Юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из торгового реестра страны происхождения. Юридический статус иностранных лиц может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых законодательством страны учреждения, гражданства или местожительства иностранного лица.

Согласно параграфам 101-111 подраздела 1 главы 1 книги 8 Кодекса штата Делавэр; свидетельством соответствующего правового статуса компании является сертификат об учреждении (certificate of incorporation), в котором должна содержаться информация о наименовании, адресе, целях деятельности, выпускаемых акциях (долях участия), наименование и адрес учредителей, а также лиц, выполняющих обязанности директора компании.

Таким образом, основным доказательством правового статуса корпорации должен выступать сертификат об учреждении этой компании либо выписка из торгового реестра штата Делавэр с указанием директора (директоров) компании, которые обладают полномочиями выступать от ее имени.

Юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из торгового реестра страны происхождения. Юридический статус иностранных лиц может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых законодательством страны учреждения, гражданства или местожительства иностранного лица.

Юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из торгового реестра страны происхождения. Юридический статус иностранных лиц может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых законодательством страны учреждения, гражданства или местожительства иностранного лица.

Юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из торгового реестра страны происхождения. Юридический статус иностранных лиц может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых законодательством страны учреждения, гражданства или местожительства иностранного лица.

4. Официальные документы, подтверждающие статус иностранного юридического лица, должны исходить от компетентного органа, содержать актуальную информацию, должны быть легализованы или апостилированы, должны сопровождаться заверенным переводом на русский язык

В подтверждение своего юридического статуса иностранная компания представила ксерокопии учредительных документов, заверенные ее печатью, а также выписку из торгового реестра Республики Панама двухлетней давности, к которой был приложен апостиль, выданный в Швейцарии.

Арбитражный суд не принял представленные истцом в подтверждение его юридического статуса документы, обратив внимание на тот факт, что официальные документы, подтверждающие статус иностранного юридического лица, должны исходить от компетентного органа иностранного государства, содержать актуальную информацию на момент рассмотрения спора; подлинность их должна быть надлежащим образом удостоверена посредством легализации или проставления апостиля, а также они должны сопровождаться надлежащим образом заверенным переводом на русский язык.

Также суд отметил, что степень актуальности представленной информации нужно оценивать с учетом всей совокупности обстоятельств дела. Суд принимает во внимание, в частности, время, необходимое для осуществления консульской легализации или проставления апостиля, доставки документов с территории иностранного государства на территорию Российской Федерации, перевода документов и его удостоверения.

5. Документ с проставленной легализационной надписью или апостилем на удостоверительной надписи нотариуса, засвидетельствовавшего подлинность подписи и печати должностного лица, подтверждает юридический статус иностранной организации

В арбитражный суд банком была представлена в подтверждение его юридического статуса нотариально удостоверенная выписка из реестра юридических лиц. Поскольку и государство места происхождения документа, и Российская Федерация связаны Гаагской конвенцией 1961 года, на представленной выписке из реестра юридических лиц компетентным органом иностранного государства (Министерством иностранных дел) был проставлен апостиль.

Арбитражный суд при оценке этого документа обратил внимание на тот факт, что при удостоверении выписки из реестра юридических лиц иностранный нотариус засвидетельствовал подлинность подписи и печати должностного лица, составившего и выдавшего выписку. Такое полномочие в силу норм иностранного права входило в компетенцию нотариуса. В такой ситуации апостиль, проставленный Министерством иностранных дел данного государства на нотариально удостоверенной выписке из реестра юридических лиц, подтверждает не только подлинность удостоверительной надписи нотариуса, но и подлинность подписи и печати должностного лица, составившего и выдавшего выписку из реестра юридических лиц.

6. Доверенность от имени иностранного лица, выданная на территории иностранного государства, не является официальным документом и по общему правилу не требует обязательного удостоверения в виде консульской легализации или проставления апостиля

Поскольку доверенность выдана от имени частной компании исполнительным директором, подпись последнего согласно Гаагской конвенции 1961 года не должна быть апостилирована. Проставление апостиля необходимо только на нотариальном акте, удостоверяющем доверенность, в случае если таковой наличествует.

Изложенное не препятствует суду в случае сомнений в отношении подлинности подписи, статуса лица, подписавшего доверенность, запросить дополнительные доказательства, подтверждающие полномочия лица, участвующего в деле. К числу таких доказательств может быть отнесена выданная иностранным лицом своему представителю нотариально удостоверенная доверенность с проставленным апостилем или легализационной надписью консула.

7. Допускается написание наименования одного и того же иностранного лица различными способами: на государственном языке страны личного закона лица, в транслитерации, в переводе

Требования к наименованию юридического лица согласно пунктам 1 и 2 статьи 1202 ГК РФ определяются личным законом юридического лица и устанавливаются правом, где учреждено юридическое лицо.

Наименование японской компании в представленных ею Уставе и выписке из реестра юридических лиц закреплено на японском языке.

В коммерческом обороте при заключении контрактов, ведении переговоров компания использовала перевод фирменного наименования на английский язык. Использование японской компанией английского названия обусловливалось в том числе и требованиями осуществления международных банковских операций.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод об идентичности истца и компании, указанной в договоре займа, а также отметил, что наличие различных способов написания наименования юридического лица, зарегистрированного в государстве, государственный язык которого не использует в качестве официального алфавита латиницу, не должно препятствовать юридическому лицу осуществлять эффективную судебную защиту его прав и законных интересов в случае их нарушения неправомерными действиями контрагентов.

Использование фирмой «Джапан[. ]» своего английского названия обусловливается требованиями осуществления международных банковских операций, в которых наименование компании указывается в английской транслитерации или переводе.

Ссылка судов на паспорт внешнеэкономической сделки как на подтверждение факта, что иностранным контрагентом заемщика является именно фирма Japan[. ], а не истец по делу — фирма «Джапан[. ]»; необоснованна, так как названный документ является документом валютного контроля, составляемым уполномоченным банком российского юридического лица, и не может быть доказательством правового статуса иностранного юридического лица.

Наличие различных способов написания наименования юридического лица, зарегистрированного в государстве, государственный язык которого не использует в качестве официального алфавита латиницу, не должно препятствовать юридическому лицу осуществлять эффективную судебную защиту его прав и законных интересов в случае их нарушения неправомерными действиями контрагентов.

8. До момента внесения сведений о юридическом лице в ЕГРЮЛ к данному лицу применяется личный закон

Учитывая положения подпункта 7 п. 2 статьи 1202 ГК РФ, материальное право Украины применяется при разрешении споров из корпоративных правоотношений юридического лица в части урегулирования вопросов, связанных с процедурой созыва и проведения общего собрания участников общества, если личным законом юридического лица является право этой страны до момента внесения сведений в ЕГРЮЛ.

Поскольку сведения о юридическом лице — ООО внесены в ЕГРЮЛ — дата, суды правомерно применили к спорным правоотношениям нормы материального права Украины.

9. К спору по сделкам, заключенным на территории РФ в отношении объектов, зарегистрированных на территории РФ, применению подлежит российское законодательство

Поскольку оспариваемые сделки совершены в городе Москве в Российской Федерации в отношении объектов интеллектуальной собственности, зарегистрированных на территории Российской Федерации, при рассмотрении спора о признании оспариваемых сделок как недействительными подлежит применению законодательство Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы о законодательном ограничении своей правоспособности нормами закона Республики Казахстан, являющегося личным законом данного юридического лица, подлежит отклонению.

Поскольку договор ипотеки, а также оспариваемое соглашение о его расторжении совершены в соответствии с законодательством Российской Федерации, суды правильно применили к рассматриваемому требованию российское право, приняв во внимание, что в результате заключения спорного соглашения банк не лишился обеспечения по кредиту, поскольку взамен имевшейся ипотеки в залог ему была передана доля в уставном капитале ООО.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2017 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Дело NСИП-471/2017.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

от 4 августа 2017 г. по делу N СИП-471/2017

ОБ ОСТАВЛЕНИИ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ (ЗАЯВЛЕНИЯ) БЕЗ ДВИЖЕНИЯ

История рассмотрения дела

Судья Суда по интеллектуальным правам Лапшина И.В., ознакомившись с заявлением компании Chempion Door Oj / Чемпион Доор Ой (Нивала, Хопеатие, 2, Финляндия Fl-85500) о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 23.06.2017 о признании патента Российской Федерации на изобретение N 2487833 недействительным частично и выдаче нового патента с уточненной формулой изобретения, и приложенными к заявлению документами,

компания Chempion Door Oj / Чемпион Доор Ой обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 23.06.2017 о признании патента Российской Федерации на изобретение N 2487833 недействительным частично и выдаче нового патента с уточненной формулой изобретения.

В силу части 2 статьи 127 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд принимает к производству исковое заявление, поданное с соблюдением требований, предъявляемых названным Кодексом к его форме и содержанию.

Между тем, исковое заявление подано с нарушением требований, установленных пунктом 9 части 1 статьи 126, а также части 3 статьи 254 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, согласно разъяснениям, изложенным в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 N 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» (далее — Постановление N 23), из взаимосвязанных положений пункта 9 части 1 статьи 126 , части 1 статьи 253 , части 3 статьи 254 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что в случае, когда истцом или ответчиком является иностранное лицо, к исковому заявлению прилагается документ, подтверждающий нахождение лица под юрисдикцией иностранного государства, его организационно-правовую форму, правоспособность и содержащий сведения о том, кто от имени юридического лица обладает правомочиями на приобретение гражданских прав и принятия гражданских обязанностей. Такой документ определяется на основании личного закона иностранного лица (например, выписка из торгового реестра страны происхождения).

Непредставление доказательств, подтверждающих юридический статус и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности иностранного лица, является основанием для оставления заявления без движения в соответствии с частью 1 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом в пункте 24 Постановления N 23 отмечено, что по общему правилу, документы, подтверждающие юридический статус иностранного лица и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности, должны быть получены не ранее чем за тридцать дней до обращения истца в арбитражный суд ( пункт 9 части 1 статьи 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), за исключением случаев, когда такие документы требуют консульской легализации или проставления апостиля.

В силу разъяснений, изложенных в пункте 20 Постановления N 23 при проверке полномочий представителей иностранных лиц в арбитражном процессе судам надлежит учитывать, что лица, имеющие полномочия действовать от имени юридического лица без доверенности, а также полномочия на подписание доверенности от имени юридического лица, определяются по личному закону иностранного юридического лица ( подпункт 6 пункта 2 статьи 1202 Гражданского Кодекса Российской Федерации).

С учетом того, что к полномочиям представителя иностранного лица для ведения дела в государственном суде в силу пункта 4 статьи 1217.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации применяется право страны, где проводится судебное разбирательство, объем полномочий представителя на ведение дела в арбитражном суде Российской Федерации, исходя из подпункта 1 пункта 5 статьи 1217.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, определяется на основании статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Форма доверенности на участие представителя иностранного лица в арбитражном суде Российской Федерации подчиняется праву страны, применимому к самой доверенности (пункт 1 статьи 120.9 Гражданского Кодекса Российской Федерации), то есть праву Российской Федерации ( пункт 4 статьи 1217.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации).

Между тем, в нарушение указанных положений закона и разъяснений высшей судебной инстанции к заявлению компании Chempion Door Oj не приложен документ, подтверждающий юридический статус иностранного лица и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исходя из названных обстоятельств, суд предлагает истцу представить соответствующие документы, с надлежащим образом заверенным их переводом на русский язык.

Также заявителем не представлена выписка из Единого государственного реестра юридических лиц с указанием сведений о месте нахождения Роспатента.

В связи с изложенным, на основании части 1 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление подлежит оставлению без движения.

Согласно пункту 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 25.12.2013 N 99 «О процессуальных сроках» указано, что лицо, участвующее в деле, должно предпринять все зависящие от него меры для своевременного совершения определенных процессуальных действий или устранения упомянутых обстоятельств, в том числе для поступления в суд соответствующего документа либо информации о направлении такого документа В соответствии с частью 4 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если обстоятельства, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения, не будут устранены в срок, установленный в определении, заявление и прилагаемые к нему документы суд возвращает в порядке, предусмотренном статьей 129 этого Кодекса.

Руководствуясь статьями 125, 126, 128, 184, 185, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

1. Заявление компании Chempion Door Oj от 03.08.2017 оставить без движения до 11.09.2017.

2. Предложить заявителю устранить обстоятельства, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения, представив в суд соответствующие документы в указанный срок.

Заявления, ходатайства и иные документы могут быть представлены в арбитражный суд через систему Мой арбитр: http://my.arbitr.ru.

Адрес/Метро для корреспонденции: 101000, Москва, ГСП-8 Суд по интеллектуальным правам. При переписке просьба ссылаться на номер дела. Телефон справочной службы: 7 (495) 982-09-30.

Статья 1202 ГК РФ. Личный закон юридического лица (действующая редакция)

1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и статью 1202 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» и Федеральным законом «О международных компаниях».

2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:

1) статус организации в качестве юридического лица;

2) организационно-правовая форма юридического лица;

3) требования к наименованию юридического лица;

4) вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

5) содержание правоспособности юридического лица;

6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

8) способность юридического лица отвечать по своим обязательствам;

9) вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам.

3. Юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении.

4. Если учрежденное за границей юридическое лицо осуществляет свою предпринимательскую деятельность преимущественно на территории Российской Федерации, к требованиям об ответственности по обязательствам юридического лица его учредителей (участников), других лиц, которые имеют право давать обязательные для него указания или иным образом имеют возможность определять его действия, применяется российское право либо по выбору кредитора личный закон такого юридического лица.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1202 ГК РФ

1. С вступлением в силу части третьей ГК в российское коллизионное право введено обобщенное понятие личного закона юридического лица (lex societatis). Раскрывающее это понятие правило п. 1 ст. 1202 заменило ранее действовавшую коллизионную норму п. 1 ст. 161 ОГЗ 1991 г., объем которой был ограничен гражданской правоспособностью иностранных юридических лиц. Еще более узко решался вопрос о правосубъектности иностранных организаций в ОГЗ 1961 г.

К личному закону юридического лица обращаются, например, законодательные акты Австрии, Венгрии, Испании, Португалии, Румынии. В то же время многие зарубежные кодификации, хотя и определяют «подчиненность» право- и дееспособности юридического лица без использования с этой целью термина «личный закон», по существу, выражают обозначаемое этим термином коллизионное начало.

Применяемый Моделью ГК для стран СНГ термин «закон юридического лица» адекватен термину «личный закон юридического лица». К «закону юридического лица» отсылают Гражданские кодексы Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. В Гражданском кодексе Армении говорится о личном законе иностранного юридического лица.

Понятие «личный закон юридического лица» фиксирует в общем, абстрактном виде правовую связь соответствующего образования со страной, правопорядок которой конституирует его как субъекта права, являющегося юридическим лицом. Термины «личный закон», «личный (персональный) статут» юридического лица охватывают совокупность правовых установлений, определяющих само «бытие» этого субъекта права, его «жизнь и смерть» независимо от права, применимого к различным видам отношений, в которые вступает данное лицо. Коллизионная норма, отсылающая к личному закону юридического лица, и коллизионная норма, подчиняющая его правоспособность конкретному правопорядку, в сущности, едины в своем назначении — определить право, «контролирующее» правосубъектность лица, его создание, функционирование и прекращение, обозначить на этой основе государственную принадлежность или — в переводе на условный «язык» международного частного права — национальность юридического лица.

Но между двумя упомянутыми вариантами определения правосубъектности юридического лица существуют и некоторые различия, которые, очевидно, не могут быть сведены к юридической технике. Институт «личного закона юридического лица» позволяет более широко, предметно определить круг вопросов, относимых к его статуту, отграничивая их от вопросов правоотношений лица с другими участниками гражданского оборота. Эти группы вопросов взаимосвязаны, но взаимосвязь «не исключает относительной самостоятельности» каждой из них, «необходимости их отдельного рассмотрения. Каждый из тех видов правоотношений, в которые вступает юридическое лицо. имеет самостоятельную коллизионную привязку, тогда как все вопросы его статуса. имеют в принципе общую коллизионную привязку: подчиняются одному и тому же законодательству», общему личному статуту. Л.А. Лунцем было замечено: «Положение о том, что каждое юридическое лицо имеет личный статут, подлежащий признанию за рубежом, имеющий экстерриториальное действие, считается в доктрине и практике международного частного права общепризнанным. Можно сказать, что положение это основано на международном обычае».

2. Доктрина и практика выработали несколько основных признаков (критериев) для определения личного закона (статута) юридического лица, его национальности. Такими признаками принято считать: 1) место учреждения (инкорпорации) юридического лица; 2) место нахождения его административного (управляющего) центра; 3) место осуществления его основной деятельности («центра эксплуатации»).

Критерий «инкорпорации» характерен для коллизионного права стран, принадлежащих к англо-американской правовой семье, и известен ряду других стран, включая Бразилию, Венесуэлу, Вьетнам, Китай, Кубу, Нидерланды, Перу, Словакию, Тунис, Чехию. Придерживается его Модель ГК для стран СНГ и основанные на Модели гражданские кодексы некоторых стран Содружества. Критерию места нахождения административного (управляющего) центра юридического лица, его «оседлости» (siege social) следуют законодательство и (или) практика стран континентальной Европы (Австрия, Германия, Греция, Латвия, Литва, Польша, Португалия, Румыния, Франция). Закон Бельгии о Кодексе международного частного права под обычным местом нахождения юридического лица понимает место, где находится основной орган юридического лица. Следует этому началу и законодательство ряда неевропейских стран, в том числе Египта, Монголии, Объединенных Арабских Эмиратов. Менее распространенным (по сравнению с критериями инкорпорации и административного (управляющего) центра) является критерий «центра эксплуатации», применяемый законодательством ряда развивающихся стран. Мотив, определяющий выбор этого критерия, — привязка личного закона компании, действующей в такой стране, к ее праву.

Целесообразность использования упомянутых критериев с целью определить национальность юридического лица ставилась практикой под сомнение, поскольку они не выявляли действительной принадлежности капиталов юридического лица и потому носят формальный характер. Эта точка зрения положена в основу теории о решающем значении критерия «контроля». Происхождение теории связано с событиями Первой и Второй мировых войн, когда для соблюдения законодательства «о враждебных иностранцах» устанавливались владельцы капиталов юридических лиц. В последующем критерий контроля был воспринят в законодательстве и международно-договорной практике, в частности, с целью определения юридических лиц, подпадающих под специальный режим, распространявшийся на иностранных инвесторов и иностранные инвестиции. Критерий нашел отражение не только в двусторонних, но и в некоторых многосторонних международных договорах, включая Конвенцию об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств 1965 г. (Вашингтонская конвенция). Договор к Энергетической хартии 1994 г. в части, касающейся поощрения и защиты капиталовложений, оставляет за каждой договаривающейся стороной право отказывать в преимуществах, устанавливаемых Договором, юридическому лицу, если оно принадлежит гражданам или подданным третьего государства или контролируется ими и если это юридическое лицо не ведет существенных деловых операций на территории договаривающейся стороны, на которой оно создано.

3. Подчиняя личный закон юридического лица праву страны, где учреждено юридическое лицо (критерий «инкорпорации»), правило п. 1 ст. 1202 следует традиционной для отечественного законодательства коллизионной привязке, к которой обращались и нормы ОГЗ 1961 г. и ОГЗ 1991 г. Аналогичная привязка, относящаяся к правоспособности юридического лица, выражена в Минской конвенции 1993 г. и ряде двусторонних договоров о правовой помощи. В Киевском соглашении 1992 г. гражданская правоспособность и дееспособность юридических лиц подчинены действию законодательства государства — участника Содружества, на территории которого учреждено юридическое лицо. Однако международным договором Российской Федерации статут юридического лица может быть определен и иным образом. Так, Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 1994 г., учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны, включает главу, которая регламентирует условия учреждения и деятельности российских компаний и компаний Сообществ. «Российская компания» или, соответственно, «компания Сообществ» означает компанию, созданную по законодательству России или, соответственно, государства — члена ЕС, имеющую свою зарегистрированную контору либо центральную администрацию, либо основное место хозяйственной деятельности на территории России (соответственно, Сообщества). Но если компания, созданная по законодательству России (государства — члена ЕС), имеет такую контору лишь на территории России (Сообщества), она считается российской компанией (компанией Сообщества), поскольку ее деятельность реально и продолжительно связана с экономикой России (экономикой одного из государств — членов ЕС).

4. Российское законодательство, определяющее правила создания (учреждения) юридических лиц, включает в себя ГК и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, включая Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а также законы об отдельных видах юридических лиц и их организационно-правовых формах. Юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом Законом о государственной регистрации юридических лиц. Согласно Закону юридическое лицо регистрируется по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа, указанного учредителем в заявлении о государственной регистрации, а в случае отсутствия такого исполнительного органа — по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Данные государственной регистрации включаются в Единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления.

Юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц.

В порядке, определяемом Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», подлежат государственной регистрации юридические лица, являющиеся коммерческими организациями с иностранными инвестициями. Федеральными законами может устанавливаться специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц.

5. Институт личного закона юридического лица используется для целей преодоления коллизии законов, возникающих в связи с определением гражданско-правового статуса лица. Но привязки личного закона оказываются востребованными и за рамками частного права — в силу действующих в публично-правовой сфере (полностью или частично) актов законодательства о внешней торговле, инвестиционного, налогового, валютного законодательства — для выявления круга российских и иностранных юридических лиц, на которых распространяются устанавливаемые этими актами правовые режимы. В качестве примеров нормативных предписаний такого рода можно назвать правила, относящиеся к юридическим лицам — участникам внешнеторговой деятельности (ст. 2 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»), инвесторам (ст. 2 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»), резидентам и нерезидентам (ст. 1 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»), субъектам налоговых отношений (ст. 11 Налогового кодекса).

6. Правила п. 2 ст. 1202, определяющие сферу действия личного закона юридического лица, — новые для отечественного законодательства. Норм, соответствующих правилам этого пункта, в Модели ГК для стран СНГ нет, отсутствуют они и в основанных на Модели гражданских кодексах стран Содружества, за исключением Гражданского кодекса Армении. В законодательстве ряда других зарубежных стран сфера действия личного закона юридического лица раскрывается с разной степенью детализации: характеристика ее в одних странах ограничивается понятиями «правоспособность» (к примеру, законодательство Вьетнама, Китая, Литвы), «правоспособность и дееспособность» (в Греции, Грузии, Латвии, Польше), «правовой статус» (Египет), «статус и дееспособность» (канадская провинция Квебек), а в других — принимает форму развернутого перечня взаимосвязанных вопросов (Венгрия, Румыния, Италия), количество которых может приближаться к двузначной цифре. Последнему варианту следуют и правила п. 2 комментируемой статьи. Устанавливаемый этими правилами перечень вопросов, относящихся к сфере действия личного закона юридического лица, не является исчерпывающим.

Сопоставление правил п. 2 ст. 1202 с другими коллизионными нормами раздела VI позволяет отграничить личный статут юридического лица от статутов иных, не подпадающих под его действие отношений, и прежде всего — от статутов вещных отношений, договорных и внедоговорных обязательств. По российскому праву представительства и филиалы не являются юридическими лицами и наделяются имуществом создавшими их юридическими лицами. В случае ликвидации российского юридического лица судьба имущества его филиала или представительства, находящегося за рубежом, определяется не иностранным законом, действующим в месте нахождения такого имущества, а личным законом юридического лица, т.е. российским правом.

Статутом договора определяется право, применимое к договору о создании юридического лица с иностранным участием (см. комментарий к ст. 1214). Императивная норма ст. 1214 ГК подчиняет договор о создании юридического лица с иностранным участием праву страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо. Правилами п. 2 ст. 1202 и ст. 1215 ГК последовательно разграничиваются сферы применения личного закона юридического лица и статута договора. Ряд международных договоров, направленных на унификацию коллизионных норм в договорных отношениях, прямо исключают из сферы своего действия вопросы: правоспособности сторон (Гаагская конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров, 1955 г.), правоспособности сторон и последствий ничтожности или недействительности договора вследствие недееспособности одной из них, правомочий представителя или органа юридического лица связывать обязательством представляемого или это лицо (Гаагская конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г.), создания, регистрации, правоспособности, внутренней структуры и ликвидации компаний и других корпоративных и некорпоративных организаций (Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г., т.е. Римская конвенция, давшая сокращенное название принятому взамен ее документу — Регламент «Рим I»). Принципы международных коммерческих договоров (УНИДРУА), являющиеся документом факультативного характера, не затрагивают вопросов недействительности договоров, возникающих, в частности, из отсутствия правоспособности и полномочий.

По отношению к правилу подп. 8 п. 2 комментируемой статьи, относящему способность юридического лица отвечать по своим обязательствам к сфере действия его личного закона, специальной является норма п. 1 ст. 1220 ГК, в соответствии с которой способность лица нести ответственность за причиненный вред («деликтоспособность») рассматривается как область статута деликтного обязательства (см. комментарий к ст. 1220).

7. Нормы п. 3 ст. 1202 посвящены той же проблеме, что и ранее п. 2 ст. 161 ОГЗ 1991 г.: юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель этого лица совершил сделку. Но в п. 3 речь идет о любом юридическом лице, независимо от его личного закона и национальности, тогда как в ОГЗ 1991 г. говорилось лишь об иностранном юридическом лице. Кроме того, п. 3 содержит неизвестное ОГЗ 1991 г. уточнение: «за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении». Отсутствует такое уточнение и в Модели ГК для стран СНГ, повторяющей указанное правило ОГЗ 1991 г.

Содержание п. 3 созвучно материально-правовым предписаниям ст. 174 ГК о последствиях ограничения полномочий на совершение сделки и по существу отражает их в коллизионном праве (специальные материально-правовые правила в отношении сделок, совершенных с превышением полномочий, сформулированы также в других статьях ГК: п. 1 ст. 72 — для полного товарищества, ст. 84 — для товарищества на вере, п. 3 ст. 1044 — для договора простого товарищества).

Следует иметь в виду, что в п. 3 говорится не о любом ограничении полномочий, а лишь о неизвестном праву страны, в которой органом или представителем юридического лица совершена сделка.

МКАС в решении от 17 февраля 1997 г. по делу N 150/1996, основываясь на п. 2 ст. 161 ОГЗ 1991 г., указал на то, что иностранное юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя, неизвестные праву страны, в которой орган или представитель иностранного юридического лица совершает сделку. Было отмечено также, что согласно ст. 174 ГК сделка, совершенная лицом, имеющим ограниченные полномочия, может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о таких ограничениях. По мнению МКАС, ответчик не доказал, что истец знал или заведомо должен был знать об ограничениях полномочий представителя ответчика.

8. Когда личным законом юридических лиц признается иностранное право, возникают вопросы, относящиеся к их правовому положению в России, в том числе к условиям их доступа к тем или иным видам деятельности. В разделе VI ГК отсутствует норма, аналогичная правилу Модели ГК для стран СНГ, воспринятому гражданскими кодексами ряда стран Содружества, о национальном режиме деятельности иностранных юридических лиц, регулируемой гражданским законодательством. Но согласно ст. 2 ГК правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом и, как следует из ст. 7 Кодекса, международным договором Российской Федерации, что, по существу, означает распространение на этих лиц национального режима в рамках соответствующих отношений. По федеральному закону или международному договору Российской Федерации национальный режим может быть предоставлен иностранному юридическому лицу, осуществляющему деятельность в Российской Федерации, и за пределами гражданско-правовых отношений; в силу международных договоров Российской Федерации к иностранным юридическим лицам применяется также — главным образом на основе договоров о торгово-экономическом сотрудничестве, о торговле и мореплавании, о взаимной защите капиталовложений — режим наибольшего благоприятствования.

Отдельными видами деятельности юридические лица, как российские, так и иностранные, могут заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Федеральным законом или международными договорами Российской Федерации осуществление иностранными юридическими лицами некоторых видов деятельности может быть ограничено посредством специальных изъятий из общего режима и, в частности, на условиях взаимности или определения специальных либо дополнительных (по сравнению с общими) требований.

Иностранные лица обладают правом осуществления внешнеторговой деятельности. Это право может быть ограничено в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, Федеральным законом «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и другими федеральными законами. Правовой режим деятельности иностранных инвесторов, в том числе юридических лиц, и использования полученной от инвестиций прибыли не должен быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российским инвесторам, за изъятиями, которые бывают ограничительными или стимулирующими. Первые могут быть установлены федеральными законами только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Вторые (в виде льгот для иностранных инвесторов) вводятся в интересах социально-экономического развития Российской Федерации, причем виды льгот и порядок их предоставления предусматриваются законодательством Российской Федерации. Филиал иностранного юридического лица, создаваемый в целях осуществления на территории России той же предпринимательской деятельности, что и (за ее пределами) головная организация, вправе заниматься такой деятельностью со дня своей аккредитации (см. ст. ст. 4, 21, 22 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»).

Законодательными актами Российской Федерации могут устанавливаться ограничения при создании иностранными юридическими лицами страховых организаций на территории России (см. ст. 6 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Иностранные юридические лица, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50%, могут обладать земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды (ст. 3 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения).

Закон Украины о международном частном праве подчиняет предпринимательскую и другую деятельность иностранных юридических лиц в Украине ее законодательству относительно юридических лиц Украины, если иное не установлено законом.

Еще по теме:

  • Статья 237 гк рф с комментариями Статья 237. Обращение взыскания на имущество по обязательствам собственника 1. Изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения […]
  • Поздравление сотруднику при увольнении Прикольные поздравления при увольнении с работы Уходишь с работы? Не повод для грусти.Душа твоя пусть это место отпустит,Чтоб с новой мечтою и с новым желаньемНа месте другом обрести пониманье. Найти там друзей, обрести уваженье,И не за […]
  • Семейный кодекс статья 14 пункт в Статья 13 СК РФ. Брачный возраст 1. Брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет. 2. При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц […]
  • Статья 105 трудового кодекса рф Статья 105. Разделение рабочего дня на части На тех работах, где это необходимо вследствие особого характера труда, а также при производстве работ, интенсивность которых неодинакова в течение рабочего дня (смены), рабочий день может быть […]
  • Как оформить запрос в конституционный суд рф Обратиться в Конституционный суд теперь можно через интернет Конституционный суд России определил порядок подачи сообщений в электронном виде – соответствующие поправки внесены в Регламент КС РФ в соответствии с решением от 02.07.2015 […]
  • Как вести себя с сыном при разводе Поведение супругов на разводе в суде Развод – такая штука, которая смывает с личности маску, как сильный дождь некачественную тушь с ресниц. Те, кто пережили развод, утверждали позже, что даже не подозревали, каков на самом деле их […]